Три вздоха

Читать дальше →

">
Кантонисты. Художник Владислав Цап.
Кантонисты. Художник Владислав Цап.

Был хасид, который имел в руках специальность почтенную и прибыльную — часовщик и ювелир. Жил он в славном городе Полоцке, где синагога почти на каждой улице, а знатоков Торы, как звезд на небе, захочешь — не сочтешь. И ювелиров было много в Полоцке, равно как и часовых дел мастеров. Надо ли удивляться, что парнаса*  этого хасида спотыкалась, как усталая лошадь в осенней грязи. И когда ему сказали: «Переезжай во Владимир!», он ответил: «Да».

Но не раньше, чем приехал в Любавичи и спросил у Ребе Шмуэля, четвертого главы ХАБАД, как лучше ему поступить.

И ответил Ребе: «Я даю согласие, и пусть благословение Всевышнего будет на делах рук твоих!..»

Год прошел или два. Тот хасид, в новом картузе и добротном сюртуке, вновь приехал в Любавичи рассказать Ребе о своей жизни и судьбе.

Первый вопрос, который задал ему глава ХАБАД:

— Даешь ли ты евреям уроки Торы?

Отвечал хасид:

— Каждый день я учу Тору сам с собой, ровно час, никогда не пропуская. И еще трижды в неделю я читаю в синагоге свиток Торы. Во всей общине есть только два еврея, которые могут вести молитву, и один из них — тамошний шойхет. Но читать Тору, соблюдая все правила, кроме меня, не может никто…

Спросил Ребе:

— Что же за евреи живут в этом Владимире?

Хасид вздохнул:

— Вашей чести известно, что Владимир стоит на севере, за чертой оседлости. Жить там дозволяется бывшим кантонистам или ремесленникам, вроде меня. Тамошние евреи говорят не на «мамэ лошн», а по-русски, и ведут себя почти как русские. Только и хватает у них сил, что, придя в синагогу, слушать благословения и отвечать: «Омейн!»

Ребе Шмуэль удивился:

— Так чего же ты покинул славный Полоцк, один из столпов еврейства, и перебрался в эту пустыню, где евреи не знают Торы, а заповеди, которые они исполняют, можно пересчитать по пальцам?!

Хасид вздохнул еще глубже:

— Наш господин и учитель читает мои мысли… Каждый день вспоминаю я Полоцк, где на каждом перекрестке ты встречаешь мудрецов, в глазах у них страх перед Небом! Две ешивы там, и хедеров не счесть, и голос молитвы в синагогах звучит весь день, от восхода и до полуночи! Но трудно мне было прокормить семью в моем родном городе, и поэтому я поехал, получив ваше благословение, в этот чужой Владимир. Рад сообщить, что браха ваша исполнилась, в наш дом пришел достаток…

Ребе Шмуэль посмотрел на гостя в упор:

— Нет, ты ошибаешься. Тот, кто верит во Всевышнего и в его надзор за всем, что творится на земле, должен знать, что ради такой вещи, как парнаса, Всевышний не будет срывать еврея и его семью с насиженного места, чтобы они ехали за пропитанием в страну невежд. В любом месте способен Б-г прокормить еврея. Полоцк или Владимир — нет для Него разницы. И вот корень твоей ошибки: ты решил, что твоя работа в этом мире — чинить часы. Нет! Твоя работа — нести по свету Тору и ее заповеди! Ты оказался во Владимире, чтобы помочь николаевским солдатам вернуться к Торе! Ты получил браху? К тебе пришла удача? Так возьмись, наконец, за дело, сделай все, чтобы чистые души этих солдат поднялись из грязи!..

Хасид вздохнул в третий раз. Глубоко-глубоко.

 

  • парнаса — заработок

 

Обсуждение