СТРЕЛЬБА НА ХРАМОВОЙ ГОРЕ

Читать дальше →

">
img_0840222

Я сказал Александру Непомнящему:

   — Саша, теракт на Храмовой горе, среди бела дня, утром в пятницу, как такое могло случиться?

— Есть ответ. Я ведь  был там, на месте будущего боя, за день до теракта.

    — Традиционное восхождение к месту, где стоял Храм?

— Да, после победы в Шестидневной войне это стало традицией. Есть знатоки Торы, которые разрешают это, есть те, которые против. Мнения разделились не по партийному признаку. Среди тех, кто разрешает, есть литаим, вязаные кипы, хасиды. Тот же расклад у их оппонентов. В их споре есть «ложка меда»: Меир и Аня Антопольские составили «Путеводитель восхождения». Это справочник,  где галахические постулаты перемежаются с израильской реальностью. От Галахи: маршрут движения (строго по кромке периметра), необходимость погружения в микву, отсутствие кожаной обуви и ремней и т.д. От придирок «Вакфа»,  инспекции мусульманских святынь: нельзя иметь при себе тфиллин и святые книги, нельзя читать молитвы, нельзя простираться ниц…

Фото из личного архива А. Хейн

Фото из личного архива А. Хейн

   — А шептать тайком?

— Так и делаем. Но упитанные дяди из Вакфа следят в четыре глаза, и при малейшем подозрении начинают орать: «Он молится! Эй, он молится!»

   — Это грех?

— Арабы думают, что если евреи начнут исполнять  здесь, на Храмовой горе, наши заповеди, то их власть закончится, гора станет еврейской…

   — Глубоко копают… Но как же, все-таки стал возможен пятничный теракт?

— Такая возможность существовала почти всегда. Нас встретила группа сопровождения – полтора десятка солдат ЦАХАЛ с сержантскими лычками. Вакф требует, чтобы все они были неевреями – друзы, арабы-христиане, эфиопы и пр. В отличие от полицейских минувших лет, эти юноши и девушки держались очень дружелюбно, но в полной мере сознавая: достаточно искры, чтобы все запылало.

Фото из личного архива А. Хейн

Фото из личного архива А. Хейн

   — А вас-то сколько было?

— Почти столько же. Стоит сказать доброе слово об Гилад Эрдане, министре внутренней безопасности, который перевел стрелку с нас на них. Не тайна, что в районе Храмовой горы тусуется группа исламских хулиганов, ремесло которых – устраивать стычки с евреями.

   — Тинэйджеры?

— Ха! Арабские мальчишки до недавнего времени свободно поднимались на Храмовую гору, где много пустых пространств и играли там в футбол. А я имел в виду мужчин в годах и в теле, таких, как Райд Салах, активист «Исламского движения», который регулярно устраивал беспорядки на Горе, получая жалование из Турции. Сейчас его поприжали и мальчишек-футболистов тоже.

Фото из личного архива А. Хейн

Фото из личного архива А. Хейн

   — Но был теракт…

— Да. В пятницу 14 июля три араба, придя вроде для молитвы на Храмовую гору, достали из-под полы автоматы и открыли огонь по солдатам «мишмар а-гвуль». Двое бойцов, Хаиль Сатауи и Камиль Шанан скончались в больнице от ран. Их товарищи отреагировали быстро, стреляя на поражение. Мухамед аль-Джубарин и два его брата были убиты. У меня в этой истории личная боль: друз Шанан был один из тех, кто сопровождал нас во время того восхождения. Мы тепло распрощались тогда. Я пожелал ему хорошего отдыха в конце недели. Он ответил: «Шабат шалом!»

   — Почему троих убийц не обыскали при входе?

— Журналисты кричали это полицейским. Уже помянутый Гилад Эрдан объяснил, что устрожение режима проверки воспринимается арабским лагерем как смертный грех. Поэтому любое движение полицейского руля нужно согласовывать с премьером и другими громовержцами. И далеко не всегда получаешь «добро».

Фото из личного архива А. Хейн

Фото из личного архива А. Хейн

   — Но сейчас-то?..

— Есть шанс, что груз фактов перевесит трусость замминистров. Я как-то раз задумался: как бы отреагировал ООН, Трамп, Путин, если б у Эйфелевой башни или другом подобном месте вдруг повесят табличку «Евреям вход воспрещен!»

   — Саша, такое невозможно. Ну разве что в Израиле…

Обсуждение