СКАЗКА ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ

Читать дальше →

">
tri-bogatyrya-na-dalnih-4891

  «Смешной еврейчик», — эту фразу, наверное, каждый слышал не раз, когда   перед тобой племянники Бабы-яги, а за тобой – портрет дедушки с грустными глазами. Но от молний рвались свинцовые облака, и в память лезли рассказы об израильских десантниках. Головой рискуя, они падали на головы врага с небес, и спасали наших, наших, наших…

   К сожалению, чуткие сохнутчики забыли нас предупредить, что у былых героев наступает «тиштуш»,  и они уже не прыгают, а ползут, и не во вражеский окоп, а до родимой хаты – с бассейном и прочей музыкой.

  Что ж, повоевал, понимаем. Пусть теперь отдаст погоны сыновьям. «Молодым везде у нас дорога, старикам… Здешние старики не хотели ни с кем делиться погонами. Пусть будет, как у Назарбаева, — капитан корабль покинул, но вместе с якорем и прочими рулями…

  В Казахстане, или, скажем, в Люксембурге, бросить якорь в бухте вечной  стагнации вполне возможно, там арабов нема. В Израиле это лента конвейера, где стоишь неподвижно, а по вам палят.

  Это не метафора. Оба моих сына служили в ЦАХАЛ, и не в самых боевых частях. Старший, Менахем, работал на гарнизонной кухне. Его «басис» располагался на высоком холме. На другом холме находилась палестинская деревня. Как-то, придя на побывку, он обмолвился, что оттуда по их лагерю стреляют. Не каждый день, но и не раз в месяц.

  — Ну, а вы?

  — Звоним офицеру. Он велит надеть нагрудники и каски, и продолжать работу…

  Мы с женой переглянулись. Но «мирный процесс» только начинался, и общая атмосфера была такова: «потерпите, вот-вот…» Политики (в том числе генералы из той бухты), исходили пеной, клеймя «врагов мира» в наших штатских  рядах.

  Выбор у них был небольшой: или покаяться в своей глупости (жадности, тяге к теплым местам и пр.). Или тянуть легенду, придумывая все новые и новые сюжетные ходы: что палестинцам нужно отдать большой кусок земли, и не в Бразилии, а у нас, и тогда они убедятся, что без нас – никак, и тогда силы мира оттеснят хамасных людоедов, и тра-ляля, бля-бля-бля…

  Отдали в Гуш-Катиф. Правоверные отморозки  плясали на развалинах домов, где раньше жили большие семьи, где люди распоряжались своей судьбой рентабельно и мудро. Теперь их распихали по случайным гостиницам без дверных ручек. Распихали свои, внуки сказочников.

   Эта зима порадовала нас благодатными дождями. Я зашел к сапожнику, купить спрей от слякоти. Русское радио работало. Чей-то симпатичный голос внушал: да, по нас стреляют. Да, ракеты не былым чета, они перекрывают страну по периметру, от юга до севера. Но это не значит, что нужно начинать против террористов из Газы военную операцию. Мы ищем ходы, ведем переговоры. Поэтому не стоит впадать в панику, лучше набраться терпения и ждать…

  «Отдать им новый кусок Эрец Исраэль», — додумал я.

   «Америка всегда готова нам помочь», — дополнил рассудительный голос из радиоточки.

   — Кто этот ублюдок? – спросил я у человека в кожаном фартуке. – Терпеть, когда сирена воет, когда у соседа падает стена?..

   Он сочувственно поцокал языком:

    — Да, люди не знают, как поступить… А выступает наш, из России. В Кнесете у него заметный пост.

   Он назвал имя. Я ошалел. В таких случаях несешь околесицу:

    — Мы же вместе были в отказе, вместе встречали Шабат! Он учил меня ивриту… Смельчак, гебня его пугала, а он стоял на своем!..

    Знаете, могу повторить: мой бывший приятель толковый, умный, рассудительный парень. Но кура в холодильнике тоже много весит. Глянешь на нее, и язык сам плетет серебряную нить волшебной сказки…

Обсуждение