ПРОШЕЛ ОГОНЬ И ВОДУ

Читать дальше →

">

Харэль Атиас живет на севере Израиля, в пограничном Кирьят-Шмонэ. Судьба его типична для выпускника ешивы – много лет провел над книгами Торы, а потом устроился на фабрику, где изготовлялось спиртное. Агрегат, на котором он работал, производил анисовую водку – «арак».

В тот памятный день Харэль загрузил сырье, запустил процесс варки и вышел во двор, чтобы съесть свой скромный завтрак. В это время раздался взрыв. Парень бросился в цех, и только там понял, что бежать требовалось в обратном направлении. На него неслась волна кипящей водки, вырвавшейся из лопнувшего чана.

 

Атиас: «Все, что я успел, это отвернуться и закрыть лицо руками. Полсекунды в кипятке показались мне вечностью. Как выбрался на улицу – не могу сказать. Боль была такая, трудно передать…»

Прохожие вызвали «амбуланс». Медики увидели человека, все тело которого покрыто обожжено и покрыто резиновой пленкой – одеждой. Машина понеслась на вертолетную площадку, а оттуда Харэля доставили в знаменитую больницу «Рамбам», в Хайфу.

Парень очнулся забинтованным с ног до головы. На этом фоне странно прозвучали поздравления врачей:

— Слава Творцу! С тобой случилось чудо!

Оно заключалось в том,  что кожа была в ожогах, а органы не пострадали. И, на удивление всем, целыми были кисти цицит на его талите.

Атиас: «Я понял, что это они меня спасли. Я всегда следил за тем, чтобы носить талит, кистями наружу, даже во время прогулки по дну ручья, даже на торжествах, где остальные гости его не носят».

У него спокойный взгляд.

Обсуждение