ПЕРВОЕ ЖЕЛАНИЕ. Йосеф Менделевич

РАССКАЗ
Читать дальше →

">

Кто и что: Йосеф Мендлевич был одним из тех, кто участвовал в операции «Свадьба» — попытке захватить  самолет и улететь на Запад. Участники этой отчаянной затеи понимали, что шанс на успех невелик, — скорей всего их схватят. Но в этом и состояла вторая часть плана: объявить всему миру, что советским людям, евреям и неевреям, душно на шестой части земного шара, они хотят прорубить окно в свободный мир. Вторая часть плана удалась: Йосеф и друзья оказались за решеткой, им навесили тяжелые срока, кому-то светил смертный приговор. Затем пришло избавление. Вот отрывок из воспоминаний, где рав  Менделевич рассказывает  о своем заочном контакте с Любавичским Ребе.

————

Я проводил длительную голодовку в лагере с требованием вернуть мне мои еврейские книги.
С помощью своих украинских друзей  удалось передать сообщение о моей голодовке московским отказникам а затем — в Комиссию защиты прав человека при ООН.
Но КГБ было непробиваемым:» книги на проверке в Москве»- значит, с концами.
На 50- й день начали принудительное питание — приковывали наручниками к стулу и совали в пищевод зонд. Я хрипел от этой пытки, но голодовку не снимал.
И вдруг на 56 день машина закрутилась. Явился начальник лагеря майор Журавков.
— Менделевич Вы продолжаете бороться против советской власти!
Я понял, что они получили в зубы от ООН и готовы уступить.
Короче говоря, в тот же день меня выпустили из карцера (где держали во время голодовки) с пачкой возвращённых книг.
Зеки спрашивали меня – как это у тебя получилось. Мы вон голодаем, и хот что…
— А это потому что евреи всего мира помогают мне.
— Да, мы знаем. Этим вы отличаетесь от нас. Вы всегда помогаете друг другу.
По условиям договора меня положили в лагерную больничку .Я ел белый хлеб и пил молоко. Откармливали.
Это было на Хануку.
На Хануку я взял ломоть хлеба, сделал в нем дырочки и поставил свернутые жгутом льняные нитки, которые я надергал из вещмешка.
Я молился над быстро догоравшими фитилями и просил Всевышнего, чтобы Он помог освободится.
И вдруг снова чудо — меня выдергивают из зоны и с пересадкой везут на самолете в центральную тюрьму КГБ в Лефортово.
Сижу в камере и думаю, что сейчас мне будут мотать срок за то, что опозорил СССР в ООН.
Вызывают на допрос — и зачитывают Указ Верховного Совета СССР о изгнании из СССР «за действия, порочащие достоинство советского человека» ( а чего я сделал, только пытался угнать самолет).
Короче, привозят меня в Вену, в израильское посольство, а там меня уже ждет специальный представитель Эдгара Бронфмана. Президента Всемирного Еврейского Конгресса,  рав Исраэль Сингер, который посредничал в моем освобождении.
Говорит мне посол:
— Ну вот, поздравляем. Какое твое первое желание на воле?
(Наверное, кофе с пирожным).
А я и говорю:
— Скоро заход, мне нужно наложить тефилин. Принесите мне тефилин.
Посол озирается – мол, у кого в посольстве есть тефилин?
И тут выступает вперед представитель Бронфмана и говорит
— Перед тем как полететь встретить тебя, я сказал Любавичскому Ребе: -Я еду встречать Иосефа из тюрьмы.
Ребе и говорит:
— Ему нужны тефилин. Купи ему.
И вот- рав Сингер передает мне тефилин которые он мне привез по поручению Ребе.
Но это еще не все. Когда в Израиль прилетел Изя Коган (теперь — Рав Ицхак Коган) он рассказал мне такую историю.
— Когда ты держал голодовку, в Россию приезжал шалиах Любавичского Ребе и познакомился с моей работой в области кошерной шехиты (в подполье). Шалиах был так обрадован  увиденным, что  обещал попросить для меня благословение.  Но я сказал- сейчас Иосеф Менделевич голодает уже 50 дней. Пусть Ребе вместо меня благословит Иосэфа, чтобы он мог кончить голодовку и освободиться…
Так вот почему – машина советского правосудия закрутилась! Это была Браха ребе, которую отдал мне рав Ицхак Коган. Благодаря ей вдруг Эдгар Бронфман отправился к русскому послу Добринину и я был освобожден буквально через месяц!
Вот откуда Ребе знал, что мне нужны тефилин: ведь  Браха связывает сердце благословляющего с благословленным.
Но это еще не все.
Через некоторое время я дал на время эти чудесные тефилин своему свояку, который служил в опасном районе. Он передал другому родственнику и так далее — пока их след пропал окончательно.
Прошли годы…
Один из моих сыновей служил заряжающим в танке Меркава.
Началась операция «Нерушиммая  скала». Сын сражался в Газе, в самом ее опасном районе- Джебалия.
Это было во время Дня памяти моего отца, Моше, Я собирал родственников для миньяна на кладбище. И вдруг, один из внуков отца тоже Моше протягивает мне тефилин Ребе, которые я считал пропавшими- вот, возвращаю тебе.
Тефилин спасут моего сына в пекле боя! Я пытался передать ему тефилин- но куда там!
И все-таки я молился и просил Творца, чтобы в заслугу тефилин Ребе произошло чудо.
Затих огонь войны. Части стали выходить из Газы.
Наконец, позвонил мой сын Авраам-Ицхак: — Папа, дай цедаку. Со мной случилось чудо!
Позже он рассказал, что во время затишья их танк отступил под прикрытие рощи и командир разрешил выйти, чтобы размяться.
Но Авраам-Ицхак не спешил. Он обещал мне перед началом операции, что каждый день будет читать Псалмы.
Он задержался в башне танка, и другие танкисты тоже.
В этот момент прогремел оглушительный взрыв и все стало белым и жгучим.
Авраам Ицхак не знал- жив ли он или нет.
Через минуту, когда дым рассеялся- и все члены экипажа остались в живых , командир дал цель- террорист был уничтожен.
Оказалось, что он стрелял в танк самонаводящейся русской ракетой Корнет. Обычно, приближаясь к цели, ракета прилепляется к танку и…
А тут произошло что-то странное. Вопреки всем законам военного дела ракета не прилепилась к танку, а взорвалась на расстоянии метра от него!
Снова благословение Ребе сработало.
Когда раву Когану исполнилось 70 лет, он пригласил меня к себе, в синагогу на Большой  Бронной,  и там   я рассказал, как он отдал мне Браху ребе и как эта Браха работает до сих пор.

Обсуждение