ПЕРЕКРЕСТОК

Читать дальше →

">
Источник фото

 В России людное место, где часто бывают стычки, называли «боевой перекресток». Такой Б.П. есть и у нас, в предгорьях Шомрона, где из небольшого поселения вырос город Ариэль. Недавно, в погожее утро, там произошел теракт.  Омар Абу-Лила подошел к сержанту Галю Кейдан, стоящему на автобусной остановке, и смертельно ранил его ножом. Вопрос, почему парень не стрелял, не нуждается в философских выкладках. Автомат на ремне, плюс заплечный мешок, делает защитника страны желанной мишенью для арабского парня, который много раз слышал, как хорошо в раю. Убил еврея – приобрел заслугу, и т.д.

  В этот день Абу-Лиле повезло дважды. Вырвав у истекающего кровью  солдата автомат, Омар, грозя оружием, выгнал из машины ошалевшего туриста, прыгнул на сиденье собираясь уйти от погони. Но было тихо. Тогда он открыл огонь по солдатам стоявшим на другой стороне шоссе. Вооруженные, они  стояли, оцепенев. Спохватился раввин Ахиад Этингер, бывший неподалеку. Он выхватил пистолет и стал стрелять в террориста, отвлекая огонь на себя. Не попал, и упал, смертельно раненый. Абу умчался. Никто не дал длинную очередь ему вслед. Конечно, напарник Гая и те двое, с той стороны дороги, пытались помочь двум тяжело раненым, — перевязать, вызвать медиков. Но почему они не известили еще один блок-пост, которого охотник за солдатами не мог миновать?!

   

  Шоссе было проложено в скалистой местности, некуда свернуть. Вскоре араб надет заслуженный конец.

  Но не нашел. Наших парней никто не предупредил, не дал им ясного приказа. Удивляясь своему везению, Омар, как полицай в  Девятом форту, расстреливал новую партию еврейских солдат. Александр Дворский, сделавший недавно алию из Молдавии, был у гибели на краю. Но медики отстояли.      

  Между тем ублюдок дал по газам, и вскоре был в деревне Брукин, как раз к утреннему кофе.

  

  Новость разошлась мгновенно. «Русский» интернет был раскален, как сталь у сталевара. Никто не лил слезы. Все задавали горький вопрос: «А ГДЕ?»

  А где был прославленный спецназ Израиля, или всему обученные морские диверсанты, которые могут отправить араба в его рай за несколько секунд. Где поседевшие в походах «расары», наставники молодых, или инструкторы рукопашного боя, которые, оправдывая нашивки и зарплату, должны обучать юнцов в зеленой форме, как защититься от ножа, как найти укрытие и «дать ответку», когда по тебе ведут прицельный огонь. Словом, дела военные. А если скажут «нет, невозможно», то пусть катятся на все четыре. Я преподам этим «спецам»  короткий урок:

  1. Пусть растолкуют соплякам, что араба нельзя подпускать близко, нельзя, чтоб он стоял у тебя за спиной.
  2. Пусть прекратят идиотские лекции, что стрелять в отморозка можно только в воздух, только по ногам, только на свадьбе у двоюродного дедушки.От таких приказов у новобранцев оружие падает из рук.
  3.   У моего приятеля, тренера, джиу-джитсу, была  ученица –толстая, неуклюжая религиозная девушка. После первого урока она шла по улице Яффо, и там на нее сзади напал араб. Она сбила захват, прокрутилась и сделала ему заднюю подножку – то, что учила, машинально. Он упал, хотел встать, и тут его скрутил военный патруль. Выучка, даже самая простая, помогает.
  4. Пусть лекторы в погонах назовут мальчика по имени:  ЦАХАЛ нужен для того, чтобы любой ценой защищать граждан Израиля от заклятых врагов. Ведь нам достались именно такие. И здесь промедление в буквальном смысле подобно смерти, — как то, что случилось в Ариэле и окрестностях. . Случай в Ариэле необычный, на нем нависло много комментариев. Одни говорят, что парни растерялись. Другие, что они  просто запутались в ружейных приемах. Нет! Они в колючей проволоке инструкций и запретов, которыми скрутили их волю господа еврейские генералы. Те самые, что сейчас, толкаясь, хотят совершить удачную посадку в кресло премьера.

 

  Хочу познакомить вас с Ольгой Катковой, программисткой, хозяйкой теплого еврейского дома, матерью четырех детей. Они с мужем стали жить в Ариэле, когда будущий город был еще небольшим поселением.  

  — Оля, это ведь не первый теракт в Израиле, были более кровавые, намного страшнее. Почему же такое чувство, будто нам влепили пощечины, с двух рук?..

  — Эзра, взгляните на схему. Здесь араб напал, здесь стрелял, здесь он он мчался на чужой машине, и стрелял снова. Его путь лежал в арабскую деревню Брукин, неподалеку от которой еврейское поселение Брухим, «благословенные». Езды туда, если без пробок и помех, 8-10 минут. Кипя от возмущения, я хочу спросить: военные люди видели второй теракт, но их автоматы молчали. А связь по рациям?  Когда этот Абу-Лила гнал в родные пенаты, почему солдаты не позвонили на ближайший «махсом», чтобы гада встретили хорошим огнем?

  — Я не знаю. Говорят, что говорят, солдаты были в шоке.

  — Так пусть не шлют таких на передний край! Есть десантники, военная полиция,  «мишмар а-гвуль» и куча других, накачанных и обученных. Офицеров пусть шлют!..

  — Оля, вы хотите сказать, что живете на переднем крае?

  — А вы нет? В Иерусалиме что, все спокойно?

  — Отнюдь. Недалеко от нашего дома есть памятник двум подросткам. Арабы предложили их подвезти и убили по дороге.

  — Эзра, возможно, я вас сейчас огорчу. Есть немало политиков, особенно в погонах, которые всю страну хотят превратить в передний край.

  — Зачем?

  — Не знаю. Но они стараются, это видно…

Обсуждение