ОПОРЫ ХРАМА

Любавичский Ребе. Недельная глава ТРУМА
Читать дальше →

">
z8co5zaldaa

  Между  раскрытием Всевышнего на горе Синай и Его постоянным пребыванием в Мишкане, походном святилище в пустыне, есть различие, и не одно.

  Во время дарования Торы евреям было запрещено подниматься на гору, да они и сами, слыша громы и молнии, боялись приближаться к ней.

 Здесь, среди глухих необжитых земель, все по-другому. Если евреи, почти весь народ, не приложат усилия, чтобы собрать нужные материалы, чтобы изготовить сосуды, необходимые для служения, святилище не встанет, а каждодневный урок Торы, где учителем выступает сам Творец, не осуществится. Та же Тора, тот же голос, идущий к евреям из небесных глубин, но все по-другому.

  Наши мудрецы напоминают: Тору принимали ВСЕ еврейские души – и уже рожденные, и те, которым предстояло появиться на свет столетия спустя. Значит, и теперь, в пустыне, все мы могли откликнуться на призыв Творца:

  «Скажи сынам Израиля, чтобы собирали для меня «труму», добровольный взнос…» О том, что взнос пойдет для нужд походного святилища, прозвучит после. Это промедление не случайно. Если задуматься, там, у Синая, Тора была дана нам сверху, как приказ. Теперь нужно было впустить ее в «пнимиют» — в тайники еврейской души.

  Даже очень сильное переживание, если не вошло человеку в душу, носит временный характер. Но если вошло, — это навсегда…

  Поэтому Всевышний решил: Мишкан евреи построят сами – на свои средства и своими руками. А руки разбудят сердце.

  Так закончился первый урок.

Обсуждение