Недельная глава «Вайеце»

Любавичский Ребе.
Читать дальше →

">
ntklgn6vnlq

«И вышел Яаков из Беер-Шевы и пошел в Харан».
Харан — это не только название местности, но и намек на «харон аф», гнев Творца. Яаков покидает ешиву Шема и Эвера, где он провел много лет, и идет в страну, жители которой постоянно нарушали запреты Всевышнего, навлекая на себя Его суд. В этих краях ему предстоит создать семью и родить детей. Наш предок делает это не по своей воле, а подчиняясь слову Б-га.

В мидраше говорится, что из трех праотцев еврейского народа Яаков является самым избранным и благословенным. Аврааму, отцу нашему, не удалось распространить свою святость на всех своих потомков. Из него «вышел», т.е. его оставил Ишмаэль. То же произошло с Ицхаком: из него «вышел» Эсав, проливавший кровь других людей без счета. И только Яаков достиг цели, о которой мечтает каждый отец: все дети остались евреями, и, несмотря на преграды и ловушки судьбы, они продолжали его путь.

Любавичский Ребе пользуется этим примером, чтобы поговорить об огромной ответственности, которая лежит на родителях ребенка. Каждый наш поступок, хороший или плохой, разносится эхом по многим поколениям, доходя до самых дальних потомков.

Наши мудрецы говорят, что у Адама, первого человека, была «нешама клалит», «общая душа», «душа-центр», которая включала в себя души всех евреев, во всех будущих поколениях. Поэтому, когда случился грех дерева познания, трещина прошла во всех поколениях, затронув души всех евреев без исключения.

«Домашняя святость»

Есть особая связь между Адамом и Яаковом. В Гемаре говорится, что «красота Яакова была почти подобна красоте первого человека». Это не случайно. У Яакова тоже была «нешама клалит». Каждый духовный подвиг этого человека исправлял что-то в душах ВСЕХ ЕВРЕЕВ, ослабляя действие змеиного яда.

Патент Яакова таков: для него спуск является подъемом. Он покидает святой мир ешивы, уходит из Эрец Исраэль, становится зятем Лавана, лжеца и идолопоклонника, для того, чтобы извлечь свет из тьмы, святые души — из грязи.

Почти у каждого еврея есть своя Эрец Исраэль. У одних — это кухня, где царит строгий кашрут. У других — их квартал или местечко, где предписания Шулхан Арух выполняются так же строго, как правила уличного движения. Но, гордясь своими успехами, каждый из нас должен знать: эта «домашняя святость» станет настоящей, только когда она распространится на ВЕСЬ еврейский народ. А для этого нужно, идя по следам Яакова, спуститься в Харан, чтобы потом подняться оттуда со своей святой добычей — новыми евреями, которых удалось приблизить к Торе и ее заповедям.

Опыт прорыва через тьму мы передадим в наследство своим детям. В этом залог того, что их святость тоже будет настоящей, и не погаснет от невзгод, а разгорится, как факел в ночи.

Обсуждение