Недельная глава «Ваэра»

Читать дальше →

">
Художник Гади Полак

https://toldot.ru/store/books/GadiPollack/GadiPollack_1003.html

«И прекратились громы и град, и дождь не лился на землю».
Для сочетаний «не лился» Раши предлагает два уточнения:
1. «Не достигал земли»,

2. «Не проливался на землю».

Это означает следующее: как только фараон пообещал отпустить евреев и Моше помолился Всевышнему, казнь под названием «барад» (дождь вместе с градом и огнем) прекратилась. Если следовать первому уточнению, все, что лилось, застыло между небом и землей, ни одна капля не упала вниз. Если идти по второму, ливень вообще перестал существовать. Сам Раши отмечает, что второй комментарий ему нравится больше.
И то, и другое является чудом. Несмотря на то, что чудеса Творца стоят выше человеческого понимания, они подчиняются определенным законам. Один из них звучит: «Всевышний не делает чудеса «просто так». Если нужно выбирать между чудесами разного масштаба, выбор Б-гa, скорее всего, падет на чудо, которое не очень сильно нарушает природный порядок.
На первый взгляд, вариант «не достигал земли», когда лед, огонь и дождь застыли в воздухе, выглядит более необычно и пугающе. Можно сказать, что это чудо — «большее». Но так кажется, если смотреть на ситуацию снизу вверх, глазами человека. У народа Торы есть возможность другого взгляда, сверху вниз. Под этим углом град, который канул в небытие – явление более чудесное, выходящее за все рамки бытия.
Оно, однако, противоречит еще одному правилу: «Всевышний дает, но назад не забирает». Если по слову Б-га в материальном мире появилась какая-то вещь (в нашем случае — «барад»), она приобретает право на существование и не может исчезнуть. Всевышний создал град, включил его в порядок времен и событий.

 

Вместе с Б-гом во всех временах

Наши мудрецы говорят, что мир существует ради Торы и ради евреев. Читая, как раскаяние фараона и молитва Моше остановили град, мы можем понять что-то о дорогах своей тшувы. У нее есть несколько ступеней. Одна из самых высоких — тшува из любви к Б-гу. В этом случае и грех, и наказание, которое он влечет, стираются полностью. Пропадает не только наказание, но и истоки греха, их корень в душе еврея. «Ливень не проливался», его просто не было…
Вопрос: каким образом следствие (наше раскаяние) может стереть причину (допущенный грех)? Ведь существует поток времени, текущий из прошлого в будущее, и назад его не повернешь… Ответ: еврей по сущности своей добр, свят и неразрывно связан с Творцом. Грех — это лишь уступка животному началу, бросающая тень на эту связь. Мы делаем тшуву и вновь раскрывается наше единство со Всевышним, который одновременно находится и в прошлом, и в настоящем, и в будущем. Так же, как душа еврея. Поэтому тшува из любви отменяет и наказание, и сам грех. Тшува убирает их из всех времен.
Более низкая ступень — «тшува из страха». Человек боится наказания, «родившегося» из проступка, и прекращает грешить. В этом случае «барад» «не достигает земли», повисает в воздухе. Наказание присутствует в мире, но не может дотянуться до еврея.
Однако, корни греха остаются в душе и могут прорасти, если не следить за этим постоянно. Теперь ясно, почему Раши отдает предпочтение комментарию в духе «ливень не проливался»: «Тшува из любви» меняет душу и мир, в любом из трех времен.

Обсуждение