Недельная глава «Масэй»

Любавичский Ребе.
Читать дальше →

">
Художник Гади Полак
Источник иллюстрации
Художник Гади Полак Источник иллюстрации

Наша глава начинается так: «Вот странствия сынов Израиля, которые вышли из Египта».
Любавичский Ребе спрашивает: почему Тора говорит об Исходе – «странствия», — во множественном числе? Чтобы выйти из страны рабства на свободу, евреям понадобился всего один переход, из Рамсеса в Суккот, Конечно, их путешествие продолжалось дальше, и был сделан еще сорок один переход, в течение 40 лет. Но это уже на свободе…

К этому вопросу можно прибавить еще один, почему сказано в пасхальной Агаде: «Еврей обязан держаться так, как будто он СЕЙЧАС вышел из Египта». Ведь Исход состоялся больше трех тысяч лет тому назад, откуда же взялось это «сейчас»?

Ребе сообщает правило: Исход — это не движение по плоскости. Это подъем по ступеням. Шагнув на новую ступень, ты выходишь из теснин на простор. Но, по отношению к ступени более высокой, ты находишься в Египте, в новом Египте. Поэтому Тopa говорит: «Вот странствия» — во множественном числе. Каждый этап нашей судьбы полон преград и ограничений, из которых мы, евреи, обязаны выйти на свободу.

Очередной «Египет» не всегда связан с внешними помехами. Иногда еврею мешают внутренние заборы и рогатки, живущие в его сознании. Вот два примера:

1. «Египет разума». Человек готов выполнять только те заповеди или советы мудрецов, которые «согласуются» с логикой и здравым смыслом. Этот еврей как бы заявляет: «мир может быть только таким, каким он мне кажется». Он не дает себе права поверить Творцу, поверить советам наших праведников. В результате эту веру он подменяет другой: уверенностью в непогрешимости собственного разума, порой весьма ограниченного.

2. «Святой Египет». Человек выполняет все предписания Закона и думает: «Это все, что нужно Творцу». Но он ошибается дважды. На нас возложена «аводат берурим» — работа по собиранию искр святости, затерянных среди нечистых оболочек. Чтобы достать такую искру, иногда приходится выйти за рамки святой и размеренной жизни, которую ты себе создал.

Такой «искрой» может оказаться душа человека, который забыл или вообще не знает о своем еврействе. В этом случае, спеша к нему на помощь, ты выполняешь заповедь любви к другому еврею, о которой рабби Акива сказал, что это «большое правило в Торе»…

Восхождение, которые наши предки осуществляли во время 42-х лет странствий в пустыне, мы проделываем каждое утро, во время молитвы. Каждый этаж — это освобождение от гнета житейских забот, от диктатуры нашего животного начала. Вершиной является молитва «Шмонэ эсре», к которой еврей должен приблизиться, освободившись полностью от оков своего большого «Я». Он стоит неподвижно, как раб перед господином, и произносит: «Всевышний, раскрой уста мои…»

Кто-то спросит: почему же, достигнув такой отрешенности, еврей, читая «Шмонэ эсре», просит о самых обыденных вещах: о здоровье, об урожайном годе и пр. Ответ таков: он просит об этом ДЛЯ служения Творцу.

В мире действует правило: чем выше ступень подъема, тем больше противоположностей можно объединить, служа единой цели. На языке хасидизма это называется «иткалелут» — включение, объединение.

А назавтра — новый день, новый Египет и новый подъем. Это будет длиться, пока евреи не завершат последнее странствие, выйдя на истинный простор. Это мир, где властвует Мошиах.

Обсуждение