Недельная глава «Экев»

Любавичский Ребе.
Читать дальше →

">
manna1

«И помни весь путь, которым вел тебя Всевышний сорок лет по пустыне… И Он смирял тебя, и томил тебя голодом и кормил тебя манной…»
Любавичский Ребе обращает внимание на следующий парадокс: манна которой евреи питались в пустыне, была одновременно хлебом бедности и хлебом богатства.
О богатстве, в самом высоком смысле слова, говорят следующие свойства манны:
— У нее не было «отходов», тело поглощало ее без остатка.
— Это была универсальная пища. Она принимала вкус продукта, в котором тот еврей больше всего нуждался.
— Чтобы получить манну, не нужно было пахать и сеять. Ее появление, в отличие от земных урожаев, не зависело от времени года.
«Бедность» манны проявлялась вот в чем:
— Поскольку это был «небесный хлеб», пропитанный духовностью, то у людей, которые его ели, не появлялось ощущения животной сытости.
— Манну нельзя было запасти впрок. На следующий день она уже не годилась в пищу. Поэтому никто не мог сказать: «В моей корзине всегда лежит хлеб».
— Манну почти не было видно. Она представляла собой семена, лежащие между каплями росы.
В мире есть испытание бедностью и испытание богатством, и оба присутствуют в манне.

Испытание бедностью

Еврея преследуют житейские неурядицы — долги, хвори, непонимание окружающих, отсутствие мира в семье. Он должен понять, что это НЕ НАКАЗАНИЯ. Настоящий подъем в служении Всевышнему наступает тогда, когда еврей наталкивается на преграду, которую обычным образом нельзя одолеть. Тогда, борясь с волнами бед и ошибок, он вынужден раскрыть душевные силы более потаенные и глубокие.

Испытание богатством

Наше «ецер а-ра», злое начало, любит обвинять: «Духовность не приносит мне счастья. Только оказавшись среди материальных вещей, можно сказать: «Я это получил, я доволен…»
Надо объяснить своей животной душе, что правда как раз в обратном. Истинной сущностью любого еврея является духовность. Еврей иногда оставляет ее, восклицая: «Я хочу иметь хлеб в корзине!», «Я хочу видеть то, что я ем!», «Здесь я сыт, а там голоден!..»
Но сытость может быть внешней, когда желудок набит, а витаминов и нужных элементов по-прежнему не хватает. Если еврей отказался от духовности, он обрек на голод самую внутреннюю и сокровенную часть своей души. Поняв это, он с большей любовью взглянет на манну, которая может, не несет полной сытости, но зато несет мир душе.

Обсуждение