Недельная глава «Бемидбар»

Любавичский Ребе.
Читать дальше →

">
1463903858-2282

«Только колено Леви не считай, и людей их не вноси в общий счет сынов Израиля».
Раши приводит два объяснения, почему колено Леви не нужно считать вместе со всеми остальными евреями:
«Личный полк короля достоин, чтобы его сосчитали отдельно».

Всевышний знал, что в будущем все евреи старше 20 лет должны будут (за грех разведчиков) умереть в пустыне. Поскольку колено Леви не участвовало в грехе золотого тельца (а грех «мераглим» является его следствием), то сказал Он: пусть не будут левиты среди всех прочих…

Возникает вопрос: почему приказ Творца повторен дважды: «не считай» и «не вноси в общий счет»? Вот ответ: в первый раз говорится о том, как считают, а второй — о подведении общего итога.

Поскольку пересчет людей невольно связан с «айна а-ра», «плохим глазом», то считали не евреев, а монеты, половину шекеля, которые давал каждый. Люди из колена Леви были отделены от житейских забот. Они обслуживали Мишкан, походное святилище, а также обучали евреев Торе. Поэтому их пересчет был тоже вознесен над природным порядком: счет вел сам глава евреев. Моше-рабейну останавливался у входа в шатер левита, и раздавался «бат-коль», пророческий голос: «Столько-то и столько-то сыновей есть у этих хозяев».

Выше всех преград

Все эти возможности — общий счет, особый счет, вообще без счета — находят свое место в нашем служении Творцу. Подавляющее большинство евреев, в том числе, особы родовитые, и даже главы колен, занимаются будничной работой, каждый своей. Они выполняют заповеди и совершают добрые дела, наполняя светом Всевышнего все сосуды нашего мира.

Есть люди, и необязательно из колена Леви, которые приподнялись над житейской суетой. Они странствуют, обучая евреев Торе и разъясняя им волю Б-га. На этих «левитов» заведен особый счет. Конечно, они тоже должны соблюдать правила и ограничения этого мира, но степень их свободы и превознесенности над житейским порядком гораздо больше.

И, наконец, есть путь первосвященника, который редко покидает Храм и никогда не выходит из Иерусалима. Его молитва и размышления происходят в состоянии «двекут», полной прилепленности к Творцу. В обстановке такой святости и отрешенности у «коэн а-гадоль» должна раскрыться «ехида», самая высокая, неотделенная от Всевышнего часть нашей души.

Поскольку она существует вне всяких рамок и границ, то и рамки счета тоже не имеют к ней отношения.
Дни Омера, в подавляющем большинстве, связаны с обычным счетом, который длится семь недель, причем в каждый из дней перед нами раскрываются новые ворота еврейской мудрости. Дорога к пятидесятому дню состоит из двух этапов. Первый является следующей ступенью после будничного служения Творцу и напоминает «счет левитов». Второй — неизмеримо выше человеческих усилий и является подарком Сверху. Это знак, что Всевышний оценил нашу работу и посылает своим детям особый свет, который поднимет их выше всех рамок и преград.

Обсуждение