Недельная глава «Бэар»

Любавичский Ребе.
Читать дальше →

">
1463903858-2282

«У народов, которые вокруг вас, у них покупайте раба».
В этой недельной главе упоминаются два вида рабов: «эвед-иври», раб-еврей, и «эвед кнаани» — раб, купленный у народов мира. Про первого сказано в Торе: «И если обеднеет брат твой (т.е. другой еврей) и продан будет тебе, не принуждай его к рабскому труду. Как наемный рабочий, как сосед должен он быть у тебя». Рамбам объясняет, что «работа раба» может быть тяжелой, унизительной, она зачастую не имеет конца и ясной цели. Но рабу-нееврею такую работу поручать можно.

Правда, Рамбам тут же добавляет: «Хотя закон таков, но «хасидут», мера праведности, живущая в нашей душе, и дороги мудрости требуют, чтобы еврей проявлял милосердие, стремился к справедливости, и не делал службу «эвед кнаани» слишком суровой, и не притеснял его…»

Можно задать вопрос: а зачем, собственно, просить хозяина раба делать больше, чем требует закон? Простой здравый смысл подсказывает, что обращение с рабом-неевреем должно быть умеренным, иначе он может заболеть или убежать от хозяев.

Однако, идя по тем же «дорогам мудрости», можно возразить: раба-канаанца для того и покупают, чтобы поручать ему тяжелую, неприятную работу, за которую свободный человек не захочет браться. Душевные качества «эвед кнаани» тоже оставляют желать лучшего. В другом месте Рамбам пишет: «Нельзя еврею быть жестоким, и он должен прощать товарища с полным сердцем, потому что так принято в доме Израиля… Не то язычники: сердце их не обрезано и, как сказал пророк, «вражду они хранят вечно».

Проявлять милосердие к такому человеку не очень легко. Более того, здравый смысл мог бы подсказать, что именно тяжелый труд и суровое обращение не дадут «эвед кнаани» распоясаться. Но Рамбам пишет, что на раба-нееврея нельзя кричать и срывать на нем злость. С ним нужно разговаривать спокойно и терпеливо выслушивать его просьбы и объяснения. Рамбам вспоминает мудрецов, которые давали «эвед кнаани» любое блюдо, даже самое изысканное, которое появлялось на их столе. Возникает вопрос: не является ли такая доброта чрезмерной? Для чего она нужна и где ее границы?

Законы, полные добра

Ответ таков: обращаясь с канаанским рабом как бы на равных, (Рамбам даже советует покормить его прежде, чем сам уселся за стол), еврей вовсе не ставит его рядом с собой на одну доску. Тора приказывает нам быть «народом святым» и создать «государство священников». А о рабе-нееврее говорят мудрецы: «Хорошо рабу в его бесхозности!» Такой человек согласен терпеть лишения, лишь бы ни за что не отвечать, ни о ком не заботиться.

Тогда зачем же обращаться с ним так учтиво? Рамбам объясняет, что алгоритм такого поведения заложен в самой Торе: «Жестокость и наглость можно встретить только у гоев-идолопоклонников; но перед нами, домом Израиля, потомками Авраама, Всевышний раскрыл сокровища Торы и дал нам законы, полные справедливости и добра. Поэтому мы стараемся проявлять милосердие ко всем…»

Наши мудрецы называют несколько признаков, которыми отличаются потомки Авраама. Один из них — «рахманут», милосердие.
Есть люди, говорящие, что их еврейская душа способна проявить достаточно милосердия, и заповеди Торы здесь мало что добавят. Галаха, относящаяся к «эвед кнаани», помогает увидеть, что это не так. Здравый смысл нам подсказывает: почему ты должен кормить раба раньше, чем сам сел за стол? Почему о его жене и детях нужно заботиться почти так же, как о своих?
Раб — это крайняя точка, наиболее далеко отстоящая от центра. Но такой же вопрос может возникнуть, когда рядом нет рабов, когда другой еврей нуждается в нашем «рахманут». Будучи потомками Авраама, мы храним в душе большие запасы милосердия. И все же оно ограничено — нашей природой или личностью того, кто протянул руку за помощью. «Почему он обратился ко мне, ведь я ненамного богаче?» «Обманщик, лентяй — достоин ли он нашего участия?..»
Еврей неожиданно для себя замечает, что его доброта имеет границы. Но они расширяются, когда Всевышний дает нам «сокровища Торы» и «законы, полные добра». Хотя в них говорится о делах житейских, человеческих, но своими корнями они связаны с могуществом Творца.

Вектор Торы

Среди этих сокровищ есть законы, звучащие друг другу наперекор. Размышляя о них, еврей учится делать верный выбор. Вот пример: раба-канаанца покупают для грубой, монотонной работы. Его душевные качества находятся ниже среднего уровня. Галаха разрешает обращаться с ним, если надо, очень строго. Но вектор Торы направлен в сторону милосердия! И здесь намек: доброты должно быть больше. От этого выиграем, прежде всего, мы сами. Как сказали мудрецы: «Кто проявляет милосердие, тот получит его Свыше…»
Как, однако, преодолеть границы, которые ставит наша собственная человеческая природа? Рамбам намекает об этом в том же отрывке: «Всевышний повелел нам подражать Ему во всех Его свойствах…»
Выполняя эту заповедь, мы объединяемся с бесконечным светом Творца, для которого нет предела и преград. Чтобы ощутить силу этого света, не нужно сдвигать горы или опускать на землю облака. Требуется простой поступок. У нас нет средств, желания, сострадания, чтобы поделиться своим милосердием с другим человеком? Но, следуя приказу Торы, мы поднимаемся над своими чувствами, и проявляем «рахманут» к тому, кто стоит перед нами, даже если это канаанский раб.
Такой вид служения не дается легко. Действуя по принципу «Тора приказала», мы пробуждаем самые глубинные силы души: «кабалат оль» — принятие ярма Небес, и «месирут нефеш», самопожертвование.
И все это ради одного раба? Нет, не только. Эти слова, «хорошо рабу в его бесхозности!» применимы ко многим свободным людям. И если один из них, надев на себя ярмо Небес, кормит другого, стоящего много ниже, изысканными блюдами, можно не сомневаться: столь же милосердно Всевышний поступит с ним самим.

Обсуждение