МЫСЛИ НА ЗАКАТЕ

Личный дневник
Читать дальше →

">
Нехама и Рухама.
Нехама и Рухама.

  Я уехал в Израиль на закате Совка. Пожилой человек, у которого я брал уроки идиша, счел долгом меня напутствовать:

  — Вы (Ви) должны запомнить навек, майн юнгерман: эта страна, советише хеймланд, самая мощная в мире! Остерегитесь в этом Израиле сказать об ней плохое! Там (ТАМ!) сразу все станет известно!..

  Через несколько месяцев началась перестройка, и люди в штатском, забыв про долг , бросились спасать активы. Подгоняемые реформами Гайдара, люди без погон, но с доброй хваткой, рылись в сундуках, ища внучатую тетку по фамилии Рубинчик, чтоб рвануть вслед за мной в страну апельсинов.

  Моя дочь Настя-Нехама закончившая 1-й Мед, тоже захотела к папе, к братьям, к мачехе Геуле, с которой они дружили. Она была подкована: закончила параллельно девичий семинар, где ангелоподобные американки, (в Москве английский знали все), умоляли продвинутых девушек:

  — Донт смок грасс, ай бег ю!.. Сигатрет, онли сигарет!

  Как приятно перелистать несколько тяжелых страниц, где эта просьба, но уже на Святой земле, повторялась многократно. Проехали.

    В Иерусалиме, на хабадских виражах, меня прижало к земле пророчество  Любавичского Ребе, одно из:

   «В эру Мошиаха женское начало будет идти на подъем, преобладать…»

   «Вреда не будет», — говорю я в таких случаях свой жене, но сам на этот раз хлопал ушами.

   Пинкам, как негра на корабль, загоняла Геула Нехаму подтверждать ейное образование. Ей не хватило одного балла. Продвинутая девушка уже грезила Париж, самокат, черную накидку и испуг супружеских пар, у которых она на плохом французском будет спрашивать про музей, которого никто не знает.

  Хлопок петарды. Геула выцарапала из министерства абсорбции справку, что олим хадашим положен этот балл в виде бонуса. Так Нехама, как турчанка на казацком аркане, стала израильским врачем.

  Но это было даже прикольнее, чем Париж с накидкой. Уже без нашей помощи она сделал несколько решительных шагов: Вышла замуж за Шауля Переца и поселилась в его мошаве близ Кинерета. Прежде это было сельскохозяйственное поселение, а теперь на все лады.

  «Дура, ты завянешь среди колхозников», — писали ей (электронно) друзья из Москвы. Нехама в ту пору грызла психологию, готовясь работать в «гмиле», лечебном центре для людей с различными зависимостями.

  Дочь не отвечала, потому что у ней в ту пору шла «ломка», ломка представлений. Один из поворотных пунктов: сестры жениха (каждая со свитой из детей), усадили ее в кресло и начали расчесывать  блондинные волосы, приговаривая: «йефофия ашкеназия!», (прекрасная ашкеназка).

   Возможно, это была соломинка, которая прихлопнула верблюда. Нехама могла бы отписать друзьям, что кроме когниции есть также эмоциональный интеллект, и без него нельзя дышать, как без материнской ласки.

  «Интеллигенция регшит», — если на иврите. Эту интеллигенцию она проходит в мошаве, где ветер гонит по мошаву ароматы коровника, а «тракторон», помесь «Беларуси» с мерседесом, в награду за хорошую учебу доверили одному из ее сыновей. И девчонки, которых уже перевели в 8-й класс, кидают на него взгляды из-за забора.

  «Доктор Нехама» — зовут ее на селе. Я набрал ее номер, чтоб посоветоваться о какой-то своей хвори. Шалом, второй из старших сыновей, зашел в материнский айфон.

  — Она не может подойти. Сейчас в Бейт-Хабад решают, где открыть детский сад, сообщил он мне.

   Может, глава Хабада именно это имел в виду? Когда дом полон детворы, но «субару», кряхтя, несет тебя на семинар, а соседка из Канады обещала подменить с детьми, чтобы, в свой черед, попросить тебя о такой же услуге.

  Когда свободно, хотя день полон дел и проблем.

  Здешние чудеса.

Обсуждение