МЕТОД АЛЕКСА

Читать дальше →

">
Alex Levin
Alex Levin

Алекс Левин – художник талантливый и успешный, который главные лавры снискал в жанре иудаики. Его специфика (жанра, а не Алекса), в том, что это  узнаваемые и всегда востребованные сюжеты – субботние свечи, еврей на молитве, старый ребе обучает ясноглазых мальчишек «алеф-бейт» и т.д.

Отчасти и поэтому мои коллеги «тащатся» от картин Алекса. Их восторги просты и понятны – это мы, это наша мечта, это тот, еврейский мир. Я отношусь к названному жанру более холодно, поскольку часто по еврейским надобностям бывал в Меа Шеарим, где религиозный кич разного достоинства кидается на туристов и жителей Иерусалима из-за каждого угла.

Но все-таки у этого художника был секрет – его живопись притягивала, держала тебя. Почему? С такой вот целью я стал брать у него интервью, и задал первый наивный вопрос:

— Алекс, когда вам впервые захотелось рисовать?

ВЫСОКИЕ  ОКНА

— Мне 6 лет. Мы с мамой гуляем, и я вижу какое-то здание, где окна расположены очень высоко, не заглянешь. Я прошу: «мам, подними, я хочу увидеть». Просьба исполнена, и сразу видна суть: в этом доме рисовали. Вскоре у них появился новый ученик, а через два года мои первые опыты уже висели на стене, среди «наших лучших».

— Могу представить, что испытывали нормальные еврейские родители. Кстати, чем ваше ремесло отличается от «Боря, сыграй на скрипке»?

 

Alex Levin www.artlevin.com

Alex Levin www.artlevin.com

— Тем, что музыкант тренируется многочасно, а «вкладывает себя» во время игры. Живописцу как будто легче: ты можешь стоять перед холстом хоть час и думать. Попробовал, не пошло, — стер.

 

— При любом методе?

— Акварель, это работа на бумаге жидкой краской, переделке почти не поддается. Маслом рисовать сложнее, но ты грунтуешь белилами холст. Что не так, — соскоблил и грунтуешь снова… Да, мои родители «нормальные еврейские». Через два года учебы папа отвел меня в киевскую Академию художеств. Там посмотрели, оценили, но велели доучиваться со сверстниками. Я стал ходить в новую школу, где была серьезная программа, строгие наставники. И первый конфликт: я хотел работать в масле, а они требовали акварель.

Artwork by Alex Levin. www.artlevin.com

Artwork by Alex Levin. www.artlevin.com

— Кто же победил?

— Дисциплина. Но ведь были перерывы, особенно летние каникулы, где я, отработав обязательные задания, уходил в свободный полет. Удавалось? Наверно, но передо мной вопрос так не стоял. Для меня нет чередования «отпуск-работа, будни-выходной». Адмирал Макаров говорил: «в море, значит, дома». К своему делу у меня именно такой подход.

— Алекс, там, в Киеве, вы пересеклись с еврейством Торы, с той иудаикой, которую сейчас рисуете?

— Нет. Бабушка на Хануку давала мне «хануке-гелд». Это все.

ГОРОД  СВЕТА

— И вдруг ваши родные делают алию… Я слышал, что многие художники, оказавшись в Эрец, испытывают шок. Другой свет, другие краски, все слишком резко, слишком ярко…

— Мне тогда и двадцати не было, а молодые быстрее привыкают. Со мной случилось другое: вот я в Иерусалиме и сразу чувствую огромный заряд силы, который таится здесь. Океаны света, магия места, хочется рисовать…

Alex Levin www.artlevin.com

Alex Levin www.artlevin.com

— Алекс, как я слышал, при всей открытости к разным тайным ветрам, вы отлично умеете держать себя в руках.

— Наверно. Возможно работают гены талмудистов, моих предков. Я люблю делать наброски или фотоснимки, а уже потом, в студии, вспоминать и рисовать. Здесь это пригодилось ой, как. Старцы с библейскими лицами или юные богатыри в сюртуках совсем не хотели, чтобы я их запечатлел, на фото или в масле. Бранились, махали рукой. Иврита я еще не знал, но понимал международный жест – «двигай отсюда!»

— И вы двигали?

— Нет, я стал папарацци. Приказ души: у этих новых для меня евреев были такие лица, которые просто просились на холст. Поэтому, перемещаясь быстро в Старом городе или у Котеля, я щелкал. В моем архиве более 100 000 фотографий харедим. У меня хорошая визуальная память: смотрел на снимки, вспоминал, писал. Так рождалась мега-серия, которая принесла успех, доходы, и очень серьезное ощущение счастья…

Artwork by Alex Levin. www.artlevin.com

Artwork by Alex Levin. www.artlevin.com

ГЛУБОКИЙ  СВЕТ

— Говоря о этих картинах, ваши фаны вспоминают Рембрандта.

— Мой израильский учитель, Барух Эльрон, научил меня технике мастеров той, рембрандтовской эпохи. Это не значит «вот, я все узнал». Но кое-что…

Artwork by Alex Levin. www.artlevin.com

Artwork by Alex Levin. www.artlevin.com

— Так расскажите!

— Холст тонируется темпорной краской, замешанной на желтке яйца. Черным углем намечаются лица. Дальше возникают цвета – используем жидкую краску, наносим 7-8 слоев. Так рождается тот рембрадтовский глубокий свет…

   — Бездна времени!

— Если измерять рабочий день. Но для меня художество жизнь, а не работа.  Если кто-то захочет знать точнее, вот: одну хорошую картину я пишу месяц.

Artwork by Alex Levin. www.artlevin.com

Artwork by Alex Levin. www.artlevin.com

РОДНОЕ, НЕИЗБИТОЕ

— Алекс, мне трудно подобрать слова, но, кажется, я начинаю понимать, как звучит на холсте и в пространстве ваш метод.

— Эзра, вот еще один штрих. Я иду по иерусалимской улице, вижу кусок ржавого железа, смотрю. Вдруг мне открывается план новой работы. Не во всех деталях, но… Я стараюсь искать неизбитые картины

— Мир из другого окна?

— Вроде. Вот, наверно, объяснение, почему голландец Рембрандт поселился в еврейском квартале…

Обсуждение