ЙЕГУДА ГОРДОН. ИСТОРИЯ 8

Дедушка
Читать дальше →

">
12542323

Я все еще в Америке. Я один из директоров организации «Аль Тидом!», которая помогает евреям из Союза. В Россию они шлют отказникам посылки с джинсами, а в Штатах евреев ждут брошюры о  наших праздниках и солидно изданные книги Торы. Я – книгопечатник и моэль, организую обрезания, в солидной больнице, у хорошего врача и  бесплатно. Лично принимал участие в 400 обрезаних, и до сих пор тем горжусь.

Подготовка к обрезанию включает установление еврейства. Нужно с минимумом исходных данных убедиться, что пред тобой человек, у которого мать, бабушка и прабабушка – еврейки по Галахе. Не знаю более нервного занятия, кроме, разве, мосты подрывать. В этой теме есть много тайных приемов, о которых рассказывать нельзя. Но и они не всегда помогают.

Один раз, размышления «еврей – не еврей» завели меня в тупик. Мои шефы в «Не молчи!» тоже развели руками. Кто-то спросил:

— А ты не хочешь навестить рабби Моше Файнштейна? Уж если не он, так кто?..

Хотел ли я?! Увидеть человека, к мнению которого прислушивается весь еврейский мир, чей «псак», галахическое постановление, звучало как удар топора о плаху – раз и навсегда… Детям своим буду об этой встрече рассказывать, когда появятся у меня дети!..

Признаюсь, я чаял увидеть громовержца в окружении благоговеющей родни и затаивших дыхание учеников. Наверно, так оно и бывает иногда – в Голливуде. А мне открыл  дверь маленький еврей. Белая рубашка, черные боюки, дедушкина ермолка на голове. Так я сразу и прозвал его про себя: «Дедушка»…

Рав Файнштейн знал русский. Я ел традиционные коржики в его рабочем кабинете – небольшом коридоре между двумя комнатами. А он за этот срок решил мою проблему и рассказал об установлении еврейства несколько вещей, о которых я и слыхом не слыхивал.

Но это не все. Работая с ним (несмотря на чай, это все-таки была настоящая работа!), я изумленно заключил, что «дедушка» страдает, когда вынужден зажечь красный свет перед человеком, который хочет подтвердить свое еврейство. Значит, этому человеку придется повторить путь Авраама. Первым гером на земле был, наверное, он.

Итак, учи Галаху, готовься к экзамену, и молись, чтоб не перепутать, какая курица должна вариться в какой кастрюле. А рядом сидит юный негр с Ямайки, которому тоже захотелось стать сыном Авраама. Вполне вероятно, что у него это дело пойдет быстрее, — ведь мозги не забиты лишним образованием…

 

Рав Моше Файнштейн

Рав Моше Файнштейн

 

Друзья, верьте: «дедушка» ненавидел слово «нет». Он мог провести в своем «кабинете» много часов без отдыха и телефона, пересмотреть десятки книг, чтобы найти в Галахе вход или выход, не замеченный его коллегами.

В этом был его секрет – уметь протянуть руку каждому еврею. А когда требовалось сказать «нет», сердце болело у них обоих…

После той встречи мне хотелось, пусть на своем скромном уровне, потрудиться для евреев так же, как старался для них дедушка. И Наверху решили: «Ну, раз он так хочет…»

Это был  рутинный случай. Здоровый такой дядя, лет 55-и. Отец и мать – евреи из местечка, соблюдающие. Моэль уже готов был сделать ему Брит-мила, ввести в союз с Б-гом, но вдруг папа дал отбой: «Меня арестуют, ребенка засмеют…»

   НЕ ОБРЕЗАЛИ

Где нам судить евреев, кричавших от боли в советском раю. Но умный папа сделал еще один прикольный шаг: гладя по голове сынка в пионерском галстуке, он шептал: «Эли, помни, ты не обрезан. Без Брит-мила ты не человек…»

Сын подрос, вышел в люди, стал успешным инженером, устанавливал турбины или насосы по всей стране. Награды звенели на его широкой груди, машина с шофером стояла у подъезда. А в сердце стучало, как стук колес на перегонах: «не обрезан, не обрезан…»

Мужик был ого-го, с харизмой и гонором. Он убедил всю семью, что надо ехать. И они в проблемные 80-е сорвались с места. В Штаты, а куда же еще?.. Сняли с женой квартиру в недорогом, но не трущобном районе. И тут (на все воля Его!) на горизонте замаячили люди в черных шляпах, включая мою.

— Как насчет Брит-мила? Хотите?..

Супруга заикнулась об отсутствии медицинской страховки.

А мы:

— Да что вы, все за счет общины, это же наш долг!..

Я заехал за ним на своей машине. Он как-то странно в нее входил. Потом, уже на столе у хирурга, я увидел, что у Ильи, не про нас будет сказано,  нет ноги.

Я помог ему одеться, подвез до дома. Весь путь, он возбужденно говорил о том, как во время операции почувствовал приток большого света. Наконец проклятая «орла» исчезла, раскрылся новый сосуд…

— Мы приехали, — говорю.

— Молодой человек, пожалуйста, помогите мне подняться. Ведь после хирургии, знаете, ослаб…

— Да о чем речь!

А речь была о том, что дядя весил под сто и навалился на меня всем телом.

— Вы на каком этаже живете?

— На пятом.

— А лифт?

— Да ведь столько расходов…Мы старались подешевле квартиру снять.

Я служил в Израиле в «андаса кравит». Это фронтовые саперы, привыкшие таскать упаковки со взрывчаткой. Бег под пулями на полкилометра для нас не вопрос. Но в Америке я ослабил форму и теперь себя за это крепко ругал.

— Еще немного, — подбадривал Илья.

— Карамба!..

Дверь в «апартмент» оказалась заперта. Илья объяснил:

— Луиза была против. «В твои-то годы», говорит. «И неизвестно, как все повернется»… Знала ведь, что у меня ключ от одного замка, а заперла на оба и ушла к подругам.  Она у нас с характером, моя маленькая Лу!..

— Чего теперь? – грубовато спросил я, вылезая из профессиональной карамельной оболочки.

— Везите меня к моей дочери. Она тоже была против, но все же это дочь…

Спускать его в парадное было ненамного легче, чем поднимать. У дочери был лифт. Она открыла дверь и маминым голосом стала кричать:

— Ну что, доволен?! И кому все было нужно? Этим?..

Но «эти» уже были за рулем шикарного «бъюика» (на втором месте по роскоши после «шевроле»), и зажигание включилось, и мотор не подвел. Я на этой машине в кошерных целях пускал людям пыль в глаза. Обошлась она мне в 600 долларов.

— Тебе, тебе это нужно, шахрайка, — шептал я, пригибаясь к рулю. – Детям твоим будущим! Твоему деду, который лежит в безымянном рве в Понарах!

И заскрипел на повороте, и отвел душу соревнуясь с мерседесами и маздами на хайвее.

Тут подумалось, что сейчас один дедушка обложился в своем кабинете мудрыми еврейскими книгами, чтобы облегчить кому-то из наших дорогу к дому. Чтобы один еврей (нужно много!) услышал, наконец, заветное большое «Да».

У каждого своя ноша, джентльмены. Но сосуды сообщаются. Ага?.

 

Обсуждение