Йегуда Гордон. История 2

НОЧНОЙ МАРШРУТ
Читать дальше →

">
65454

Если б у меня был замок, я бы придумал такой себе герб: что-нибудь быстрое, типа самолет, а на его белом боку надпись на латыни: «Покой в движении».Это про меня. Я люблю двигаться, лететь, даже плыть (на корабле, разумеется), но без лихорадки, без всяких там «Ой, опоздаю!» Гордоны не опаздывают. А за деньги, уважаемые, можно достать почти все. И наша история как раз об этом.

Сцена: я сижу у себя в Дирекции раввинских судов Израиля, а передо мной очень юная женщина на шестом месяце беременности. Ее зовут Аня, она совсем недавно училась в школе на юге Израиля. У входя стоял охранник на пяток годов постарше. Переглянулись, перекинулись словами и полюбили друг друга. Дальше сюжет из «Комсомольской правды» прерывается. Зачем же жить украдкой, когда в городе есть «моаца датит», совет по делам религий. Люди туда приходят, их документы проверяют, и назначается  время, когда придет раввин с помощниками и поставит хупу.

Все прошло как надо, речь шла о покупке кроватки и колясочки. И вдруг молодожен, Гриня его звали, исчез. Поскольку часть мужских вещей из шкафа тоже испарилась, это был не несчастный случай, не похищение, а сознательный побег от трудностей и обязательств.

Чтоб вы поняли: положение у Ани было хуже некуда: скоро роды, а отец не придет их встречать, не возьмет малыша на руки. Более того: если не откроются какие-либо особые обстоятельства, молодая женщина становится «агуной», соломенной вдовой. У евреев она обречена на вечное безбрачие. А иначе что: встать снова под хупу при живом муже? Или завести «хавера» без освящения семейного союза, как у других народов принято? Но ведь это смертный грех. В общем, со всех сторон плохо…

Слезы по ее щекам текли без остановки. Я взял деловой тон:

— Слушай, давай договоримся: ты  родишь здорового ребенка, а я привезу тебе гет!..

Продолжая всхлипывать, она кивнула. Теперь плакать нужно было мне. Кроме того, что непоседа Гриня  родом из Молдавии и в разговорах с женой пару раз брякнул, что не «худо бы туда скакнуть», других зацепок у меня не было. Но ведь я обещал…

skmbt_28317022312370

Опускаю лишние подробности. Я в Молдове, в городе Мукачев. У меня здесь еще несколько дел подобного рода, но там все проходит гладко. А в деле Грини, как на испорченном циферблате: нули, нули, нули… Тут звонок из Кишинева: «Есть зацепка. Приезжай скорее к нам…»  Я читал книги про золотоискателей и почувствовал себя примерно так же: в тазу, где промывается золотоносный песок, заблестели желтые крупинки. У меня шикарный сервис: шофер Саша и его раздолбанная Волга. Оплата труда в баксах и он готов на все. Я говорю:

— Саша, нужно срочно в Кишинев. Но уже темнеет, а туда 15 часов езды. Доедем?

— Раз надо, значит, будет. Старт сейчас?

Мы стартовали почти сразу. По пути остановка: я  перелез через ограду кладбища и молился у места, где похоронен большой праведник, известный многим Мукачевский ребе. Молился долго, прося Всевышнего послать нам легкий путь и удачу в моих поисках. Омейн!

По концовке все вышло так, как просилось и молилось. Но были сюрпризы.

Первый: Волга встала. «А говорил, как птица полетим», — уколол я водителя. Тот что-то буркнул в ответ, копаясь в моторе.

Второй. Когда мотор поддался  на наши уговоры и рванул вперед, мы увидели за поворотом шикарный туристический автобус.  «Мадам, месье, взгляните направо…» Он стоял. Со всех сторон его окружали черные мерседесы. Сновали люди в кожанках.

— Бандюки интуристов  грабят, — сказал Саша очень тихо, рулевому колесу. — Нас пока не усекли…

skmbt_28317031911550_0003

Рассуждая так, он начал осторожно, без всякого скрипа, разворачиваться. А потом по газам, через картофельное поле, в обход, в обход! Я чувствовал себя как в танке, во время атаки на Берлин… Но все-таки доехали.

— Рабби, чем вам помочь? – спросили ребята из общинного центра.

Заднее сиденье в этой Волге, реликте былых эпох, было приподнято очень сильно. Всю нашу поездку я упирался головой в крышу машины,- как атлант, но с уклоном влево.

Распрямите мне, пожалуйста, шею, — попросил я, подражая одному из персонажей Гоголя.

Для этой цели они нагрели для меня микву и там, отмокая, я провел два самых счастливых часа в своей жизни. Потом был ночлег где-то на окраине и  безгрешный сон до позднего утра. Я заканчивал утренние благословения, когда в дверь постучали. Меня приветствовал мужчитна средних лет, назвавшийся Володей. Он сразу взял кота за хвост:

— Мне сказали, что вам нужна помощь.

— Да. Нужно найти некоего Гриню. Вот его фотка, возьмите.

— Найдем, а дальше что?

— Он должен подписать бумагу, что разрывает семейный союз с Аней, живущей в Израиле.

— Что ж, дайте мне два-три дня. Надеюсь, что управимся еще быстрее.

— Просите, Володя, а вы кто?

— Я полковник КГБ.

— Я хочу, чтобы наша встреча с Гриней произошла в общинном доме, при трех свидетелях. И, на случай если даст деру, пусть кто-нибудь из ваших ребят дежурит во дворе.

— Нет проблем. Это будет стоить 400 баксов. Оплата по завершении…

Я кивнул и мы расстались. Конец был как в фильме про шпионов: бывший муж Ани, не очень афишируя себя, жил в Кишиневе, и раз в неделю приходил в общинный дом, давать урок иврита. К тому времени стало известно, что, мороча голову Ане, он уже был когда-то женат. Развод отсутствовал. Это хороший крючок.

Его под каким-то предлогом пригласили в дирекцию общинного дома. Он увидел меня в шляпе и сюртуке, наших ешиботников, и сразу все понял. Прыжок к двери, но там стоял накачанный Володя. Прыжок к окну – но Володя объяснил, что за парни слоняются под окнами.

Я: — Хватит, давай, садись!

Он: — Я гет давать не стану!

Я: — Глупее не придумалось? Ты до сих пор женат, и с Аней тоже не развелся. Это называется «бигамией», двоеженством, и преследуется законом. В особо тяжелых случаях дают 5 лет тюрьмы, а ты как раз такой! Хочешь?..

skmbt_28317031911550_0005

Гриня не стал впадать в истерику и  спокойно подписал бумагу, благодаря которой судьи  в Иерусалиме могут составить и вручить его брошенной супруге разводное письмо, гет.

Когда все действующие лица разошлись, я позвонил в Израиль, Ане.

Она спросила буднично: — Ну, как вы устроились?

На другом конце провода, внезапно для себя я расплакался:

— Аня, сегодня он подписал!..

Тут уже от счастья  рыдала она.

Обсуждение