ДЕЛО «СУБМАРИН»

НЕРВНЫЙ РЫНОК
Читать дальше →

">
Фото взято с сайта www.bastion-karpenko.ru
Фото взято с сайта www.bastion-karpenko.ru

Михаэль Бронштейн, программист и член закрытого клуба военных историков, согласился высказаться о покупке у Германии нескольких подводных лодок. Ну и о буре в высоких кабинетах, которая разразилась по этому поводу. Если кратко: лидер оппозиции, Ицхак Герцог, потребовал расследовать обстоятельства покупки. Его не убедило, что о чистоту сделки подтвердил глава Совета национальной безопасности Яков Армидор, а главный соперник Натанияу, Н. Беннет, тоже делает заявления в духе «руки прочь от Биби!»

   — Миша, а вы что скажете?

— Мой товарищ по клубу, ветеран израильского ВМФ, считает, что подлодки нам нужны, и позарез. Они входят в «первую линию обороны». Десантные суда противника, диверсанты на лодках с подвесным мотором, это их профиль. Для нашей страны это не теория, а  практика…

   — Так чего же хочет Герцог?

— Он мне не говорил. Но общая стратегия его нападок выглядит какой-то детской. Он, на словах, по крайней мере, требует, чтобы рынок вооружений был прозрачным. Он таким никогда не будет.

Фото взято с сайта www.bastion-karpenko.ru

Фото взято с сайта www.bastion-karpenko.ru

  — Это отчего же?

— Даю пример. Допустим, вы купили у меня пылесос. Там новинка: дополнительное сопло, можно брызгать «Экономикой» на террористов. Я прошу об этом не трепаться. Вы – да. Узнает корреспондент Аль-Джазир, из десятых рук, и сообщает всему свету. В британском парламенте запрос, в ООН готовят резолюцию…

   — То есть вы хотите сказать…

— Хочу. Рынок вооружений остается переменчивым и нервным. Политики всегда рады вмешаться, дипломаты точат перья. И уж человек по фамилии Герцог мог бы это знать из первых рук. На заре израильской государственности почти каждая покупка оружия у торговцев этим товаром была незаконной, тайной, сопровождалась подкупом. И довольно часто на деловую встречу «наш человек» приходил с фальшивым паспортом и  пистолетом в кармане.

   — Ну уж!

— А что вы думаете? Для примера: израильская ядерная программа колебалась в диапазоне между тайными закупками и прямым грабежом. Нас обвиняли в  хищении обогащенного урана в США, Британии, Франции, ФРГ.

   — Михаэль, обвиняют – и что?..

— И ничего. Профи стараются не оставлять следов. А спецы из военно-промышленного комплекса страны-поставщика путали тогда глаголы «у нас украли» и  «мы продали» довольно часто.

   — Даже в наши дни?

— Сейчас Израиль чувствует себя достаточно уверенно на легальном оружейном рынке. Наши карманные беспилотники и военная электроника известна всему свету.

   — А субмарины?

— У нас давний и успешный опыт работы с немцами. Вскоре после второй мировой один из их лучших корабелов, друг Израиля и сумасшедший гений, работал над модификацией их торпедных катеров в наши  ракетоносцы. Работа шла успешно, но…По их законодательству запрещена прямая связь заказчика с исполнителем. Только через военное министертство, где сидят  такие же бюрократы, но в погонах. А тут еще арабские страны с их дежурными истериками и нефтяным шантажом…

   — То есть вопрос стоял так: все по закону, а мы без катеров?

— Приблизительно. В данном случае обошлось без наших десантников, вопрос решили сами немцы. Они открыли отделение своей фирмы во французском Шербурне. В Четвертой республике такой запрет отсутствовал. Первая партия катеров благополучно достигла берегов Израиля…

Фото взято с сайта www.bastion-karpenko.ru

Фото взято с сайта www.bastion-karpenko.ru 

   — А вторая?

— Вы затронули важную тему. Век военной техники недолог, это вам не шлем Ильи Муромца. Военные осваивают новую модель, а другой образец, лучше, уже на подходе. Я работал над проектами военной техники  и на себе прочувствовал  потогогнку, которая при этом возникает. Мы, команда разработчиков, только что сдали оружейникам серьезный проект, и вдруг дядя из разведки, хмурясь, сообщает, что какой-то мальчик, американский или японский, модифицировал, там, у себя, один из узлов по данной теме. И теперь, если мы хотим не потерять лица…

   — Понял, сочувствую. Но давайте напрямую: военный заказ —  это не билет на матч «Барселоны». Там у каждой цифры много нулей. Взятки здесь имеют место?

— После войны Судного дня госкомиссия Граната вникала в наши огрехи.  Там было официально заявлено, что при передаче военных заказов «ростки взяточничества» имели место. Несмотря на поэтический язык, это признание, и серьезное.

   — Ну а нынче, в скандале о подводных лодках?

— Эзра, я хочу ответить ответственно и по пунктам…

   — Прошу.

— Первое: кого-то зацепили. Есть свидетель обвинения, инкогнито. Ему обещана свобода, если он выдаст остальных участников.

    — И Биби?

Второе: Герцог, его соперник из «Сионистского лагеря», хотел свалить нашего премьера, но не вышло. Да премьер-министр и по статусу своему не обязан быть в курсе всех деталей.

   — Ну а что вы думаете о взятках вообще? Тем более в таком важном для Израиля аспекте, как оборона?

— Третье: Я думаю, что взятки – это дверь с черного хода. И если «ростки» будут дальше расти, это шатает и ломает государственную машину. Победить их с помощью судов и увольнений невозможно. Мне кажется, дешевле и светлее прусский метод.

   — То есть?

— Прусские чиновники были известны свой неподкупностью. В религии протестантов важную роль играет предназначение. Если ты кем-то стал, значит, ты должен соответствовать своей роли и цели. Будешь жульничать, не попадешь в рай. Не говори «меня не поймают». Скажи: «Мораль надежнее, чем все замки и сейфы…»

   — Михаэль, по-вашему «я не хочу» сильнее, чем «я боюсь»?

— Конечно. Совесть – это тотальная система.

   — Ну а современные подлодки нам так уж нужны?..

— Совсем недавно, Египет праздновал 23 июля. Это их 7 ноября. Военныым базам, в массовом порядке, были присвоены имен генералов, героев местных войн. Но самый главный вояка, бывший резидент Анвар Садат, остался невостребованным. Странно? Нет. Ведь он запятнал себя навек, подписав мирный договор с Израилем. Ментальность угадывается? .. А вы говорите «лодки»… Нужны!

 

 

 

Обсуждение