Чугунные велосипеды

велопробегом по разгильдяйству...
Читать дальше →

">
1435474343b6gkd

Странная история приключилась со мной, когда, после изнурительного двухчасового перехода под палящим солнцем, я сидел на скамье и безнадежно ждал автобуса. Гость из виртуального пространства уселся рядом. От него пахло электричеством и нафталином. Весь чистенький такой.

Не то что я. Пыль арабских кварталов и еврейских переулков осела на моих плечах, возмущенные крики продолжали тревожить барабанные перепонки.

— Надо отключить разум,- подумал я.

— Ни-ни, — откликнулся незнакомец. – Абсурдом тут не пахнет. Напротив, все продумано, правда, на полусознательном уровне. – Вы знакомы с полусознанием?

Сила этих людей, чиновников израильских, что они едут на подкорке. Никаких далеких планов! Чистая импровизация на основе старых лекал.

Я глотнул. А он исчез.

    ВОЛШЕБНАЯ ПРОБКА

Друзья, теперь без мистики. В пятницу, 16 Ияра (12 мая) я, как и многие люди, ранним утром (5.40) отправился помолиться в Старый город, к нашей Стене, Котелю. В такое время автобус мчит тебя, как такси, а ветер свеж, солнце еще не опаляет.

Так же и сегодня было. Только совсем не так. Уже близко к цели, когда наш автобус огибал крепостную стену, мы увидели вежливых людей в оранжевых рубахах, которые пытались регулировать поток машин, переводя их на ритм клячи.

«Сейчас пробка рассосется», — подумал я и другие пассажиры. Но зря. Подчиняясь какому-то изощренному плану, пробка то рассасывалась (стараниями оранжевых людей), то, (с их мудрой подачи), засасывала нас снова. Полиция была с ними заодно. Последние 400 метров до Котеля озверевшие пассажиры бежали пешком в гору, теряя надежду и снова ее поднимая.

— Отчего пробки? – спросил я у одного молодого, на бегу.

— Велосипедный пробег, — ответил он. – А в честь чего – не знаю…

«В честь всего, — хотелось мне съязвить. – Светский ритуал, комсомольцы на чугунных велосипедах…» Но я берег дыхание.

    ОБЩАЯ  НОГА

Зато мне было ведомо. В древние времена, когда Израиль только состоялся, и верблюда здесь было легче встретить, чем легковой автомобиль, отцы-основатели любили устраивать дальние переходы или  марафонские забеги, приурочивая их к важным для руководства датам. Первое мая, например, а во временя совсем далекие, и 7 Ноября. Это сплачивало весь народ, заставляло его шагать общей ногою.

 

image

Находились люди, которые на все эти новшества «открывали рот». Но на них была управа. Населения в том Израиле – раз-два, миллион от силы набежит. Поклонник йоги, неистовый Бен-Гурион, имел черный список для людей, которых НЕЛЬЗЯ  было принимать ни на какую работу. На фоне общей стагнации (лицензию на банк или на фабрику могли получить только «свои», прикормленные), таким отщепенцам приходилось удить макароны в супе.

Заграница нас здорово спасла. Россия тем, что отвернулась от Израиля и сделала ставку на молодых офицеров, захвативших власть в Египте и других местах, — строить социализм и сбросить евреев в море. А Америка, наоборот, тем, что прихлопнула острый сионистский клык золотой коронкой – заступаясь в ООН, продавая «фантомы», отучая левую страну от большевистской дикости.

А она была. На первых выборах все религиозные партии, от ортодоксов  Агудат Исраэль до «Овед дати» с либеральным Лейбовичем, шли единым фронтом и имели весомые 14 мандатов. В ту пору началась алия-бегство сефардов из арабских стран. В палаточных лагерях их встречали другие «вежливые люди» с ножницами – отрезать детям их витые черные пейсы.

Депутат от партии Мизрахи, Цви Панкес, послал Бер-Гуриону запрос:

«То, что делается в поскелках репатриантов, можно назвать инквизицией против религии. Деятельность господина Нахума Левина и его помощников, это культурный и религиозный геноцид. Кто дал право министру образования передать воспитание десятков тысяч детей в руки человека, занятого обрезанием пейсов, экономическим давлением, угрозами лишения работы и жилищным неустройством?..»

Чувствуете? Жали на все точки – ради коммунизма, именем святого И.В. Сталина, чей портрет засиживали мухи во всех кибуцных столовых.

Коммунизм не получился. Израиль стал… Не знаю, как закончить эту фразу. Скорей всего – страной контрастов, как говорили про заграницу в Совке. Светлые мозги в технологических теплицах, приносящих стране большущий доход. Тупые партейцы в Гистадруте, мэриях, и других кормушечных местах. Тупой велопробег в пятницу, (в Израиле это для многих дополнительный выходной день), устроили именно они.

     ФИРМЕННЫЙ  ЗНАК

Устроили нарочито плохо. Обычно водители заранее объявляют, что Котель закрыт, ждут папу римского,  или Обаму. Но сейчас – молчок. Везли людей в гигантскую ловушку.

Люди из нашего автобуса добежали до Котеля, помолились коротко и кротко, и скорей назад, на автобусную остановку. Вестник бури, человек в форме автобусной компании пришел туда и объявил:

— Не ждите зря! Дорога перекрыта, возможно, пустим транспорт в обход.  Попытайтесь!

Я посмотрел с пригорка. Шоссе было забито всеми видами транспорта, пытавшегося двигаться во всех направлениях. Это усиливало коллапс. Я поймал тремп, думая – «а вдруг?» Каждые двадцать минут перед нами открывалась полоса «чистой воды» и мы проезжали 50 метров. А затем – жди, жди, жди.

Водитель, молодой успешный парень, пытался вырваться на свободу через арабские переулки. Но это было предусмотрено: всюду преграждал дорогу полицейский джип. После третьей попытки парень взорвался:

— Я еврей! Я кручусь здесь два часа! Помогите выбраться!..

— Зачем кричать, давай разберемся, — сказал молодой шотер, щелкая кнопками казенного айфона. Поиски затянулись, мышеловка прихлопнулась на совесть. Я покинул их, и вскоре  увидел белый бок огромной гостинцы, стоящей на границе Восточного Иерусалима и харедимных кварталов, близ Меа Шеарим. Два малыша с пейсами стояли на обочине, дожидаясь минибус, который отвезет их в хедер. Я крикнул им, что подвозки, скорей всего не будет, идите домой.

Но они не поняли. Тогда я остановил пожилого еврея в сюртуке, и попросил, чтобы он объяснил им то же самое на идиш. Он открыл рот:

— Котель закрыт!.. Почему? Страшные пробки?! Почему?..

 

Это фирменный знак ситуации. Мы не знаем, что происходит в километре от нас. Каждый закрылся душой и телом в своем сегменте ортодоксального еврейства, где другой сегмент  (третий, четвертый и пр.) ничего не знает о соседях, и, более того, получает за это от аксакалов дополнительные бонусы, (типа талоны в «супер» перед Песах). Причина в данном случае не важна. Важно следствие. Мы по собственной воле разбились  на бантустаны, как в ЮАР, и поэтому тонкой прослойке наследников Бен-Гуриона легко нами управлять, удобно манипулировать.

Нота-бене: я вовсе не считаю светских сионистов законченными злодеями. Но есть у них серьезный дефект: в бореньи общественных сил они взяли на себя роль георгия победоносца. А роль змея досталась, соответственно, евреям Торы.

В наивном учении марксистов о классовой борьбе есть одна страшная закорюка. Пролетарий должен бить молотом своих классовых врагов до полного их уничтожения. Мириться запрещено.

stalin

То есть: ненависть встроена в их учение (даже у двоечников по научному коммунизму), как плодоносящий, оплодотворяющий элемент. И не пойти голосом Вертинского «ах, это было давно!» Красные кхмеры в Камбодже заполняли  сельские колодцы трупами классовых вругов.

Не надо думать, что их ненависть совсем исчезла. Она ждет своего часа, как бандитский обрез на чердаке. Но стрелять-то будут профи, по приказу и за зарплату.

Парень, который, грозя винтовкой,  требовал расследовать «дело йеменских детей», был убит полицейским снайпером с вертолета. Кстати: я сам читал письмо Ребе, где сказано: да, младенцев из семей олим  в 50-е годы действительно забирали, чтобы продать  за границу,  бездетным богачам.  Среди членов шайки – топовая публика, например, один министр в черной кипе. Ребе говорит о том с особой горечью…

   СВОБОДА БЕЗ ЛИФЧИКА

В пору юности я с интересом разглядывал картину Делакруа «Свобода на баррикадах», спрашивая себя, почему эта женщина полезла воевать без лифчика. И если уж «без», так почему не «вовсе»?

С годами пришел ответ. Великую французскую революцию (я знаю, что Э.Д. другую рисовал) почали делать не бесправные рабы, не изможденные пролетарии, а состоятельные ремесленники и успешные адвокаты, которым мешал король, мешала церковь, мешали государственные границы, мешала слишком тесная, для аппетитов ихних, мораль.  хотелось развернуться вовсю.

Получилось. Полмира завоевали, полмира назад отдали, на острове св. Елены Бонапарт писал свой скорбный мемуар. Но сделать Париж центром мирового разврата все же удалось. Сын Виктории, английский Эдуард, убегал туда оттянуться. Владыка Манчестера и Ньюкасла, он сконструировал кресло для занятий тройным сексом, но секрет этой громоздкой деревянной дуры сейчас утерян.

Та же свобода, в ее всяких проявлениях, грезилась нашим халуцим в родном Израиле. Уж на своей земле-то, и после мук галута, хватай, что можешь, вперед!

 

Но рай не задался. Мешали евреи Торы с их кашрутом, субботой, семейной чистотой, хедерами и поселенческим движением, которое лезло в глаза и соблазняло юных. Требовалось понять, кто опаснее, террористы Арафата, или эти, свои, с субботними свечами и женскими платьями ниже коленей.  Решили: свои. Был запущен «мирный процесс», в результате которого огромные куски Святой Земли отдали добровольно бандам Арафата. В ту пору был в моде глагол «леотет» — намекать, подмигивать. Так вот: бандитам подмигнули, что поселенцы больше не будут пользоваться той защитой,  которую ЦАХАЛ и силы безопасности давали им раньше.

      АЛГЕБРА  В ШОМРОНЕ

Начались засады на дорогах, особенно ночные. Чудо, которому лучше бы не быть: легковушка вся в дырах от пуль, влетает в поселение Неве-Даниэль, а люди невредимы. Но бывало хуже: мать семейства с окровавленным лицом,  еле дотащив двух детишек до блок-поста, умоляет солдат отогнать арабов, которые сейчас подожгут ее машину. А те, глаза в землю, отвечают: «Приказано не покидать…»

Бывало и еще хуже… Но поселенцы никуда не ушли. Напротив, их число возрастало. Это уже институтская алгебра, а не арифметика! Минус на минус почему-то дает в Иудее и Шомроне большой плюс.

Тогда в головах других любителей тройного секса зародился громокипящий, воистину геростратовский план. Да, интифада выдохлась, пошла на убыль. Но мы поможем нашему противнику. Мы сами, силами армии и полиции, уничтожим 21 еврейское поселение на границе с Газой, в Гуш-Катиф. Тогдашний премьер, Ариэль Шарон, протащил, продавил, животом протиснул этот план. Страшное чудо, со знаком минус, что ему поверили. 1700 семей (эту цифру нужно помножить минимум на 7 жильцов, ушли в никуда: в общежития, гостиницы, дрянные цимеры и пр. Шарон свою награду тоже получил: 8 лет в коме, ни рай, ни ад его не принимал.

 

К слову: задействовав политический ресурс, (СМИ, служебные вакансии, клятвы политиков и тихий подкуп), народ перехитрили. Благоустроенный, прибыльный, цветущий район был полностью разрушен. Но крикнуть злорадное «Ага!» было почти некому. Потому что если в религиозных семьях число домочадцев сам-пять, сам-шесть и далее, то у людей, «освободившихся» от Торы, чаще в ходу формула «семейная пара плюс ребенок». Эх, хорошо бы, чтоб наш разум развивался так же быстро, как растет  в Эрец Исраэль число маленьких граждан больших семей.

    В ДУШЕ И НАЯВУ

Я выбрался из лабиринта арабских переулков и оказался «у наших», на улице Шмуэль а-Нави. Мне навстречу двигалось невероятное количество детей, мальчиков и девочек, с открытыми лицами, со светом в глазах. Они спешили в хедеры и школы.

Захотелось отогнать это чудное виденье. Не вышло – все было наяву. Я подумал: на этот раз у нас получится. Лишь бы не купиться на посулы тупарей. Лишь бы только не устроить домашний рай, закрывшись на семь замков. Ворота настежь! Кто ищет, пусть зайдет!..

Почему-то все дети, идущие навстречу, улыбались.

Или мне это кажется.

Или это мир Мошиаха, отсвет того, что нас, его евреев, ждет.

Обсуждение