Чудесное исцеление

Сказки дедушки Менаше
Читать дальше →

">
Artwork by Alex Levin http://artlevin.com
Artwork by Alex Levin http://artlevin.com

Сколько воды в стакане, не знает никто. Ответ зависит от того, что мы об этом стакане и вообще о жизни думаем. Бывают люди грустные, которые долго смотрят на стакан и вдруг хватаются за голову: «О горе, он уже наполовину пустой!»

Но есть другие, что только глянут на стакан и ну плясать: «Какое счастье! Он еще наполовину полон!..»

И те, и другие нужны на свете. Веселый стремглав вбегает с чемоданами на пароход, чтобы плыть в аргентину. А хмурый хватает его за плечо: «Чудак, он же плывет в Болгарию!..»

Но наш рассказ не про них, а про двух братьев, живших недалеко друг от друга. Старший занимался торговлей, а младший – своими чувствами и состоянием здоровья. он боялся выйти из дому, если утром с гор приполз туман: а вдруг начнется ангина? Он бледнел от горя, если какой-то уважаемый еврей в синагоге не отвечал «шалом!» на его «шалом». А вдруг он на меня за что-то сердится? Или я так постарел, что людям на меня смотреть противно?! Младший брат также огорчался, когда жена во время легкой ссоры показывала ему язык. А вдруг она совсем меня разлю- била?..

В конце концов младший брат заболел, причем не просто так, а по-настоящему. Зная его чересчур чувствительный характер, родные сначала не хотели в это верить. Но врачи их убедили: нет, все серьезно, и даже очень и, простите, мы не можем ничем помочь.

Младший брат похудел, черты лица его заострились, он сидел на террасе и смотрел на своих детей, шепча: «Неужели я скоро покину их навсегда?..» Но тут старший брат взялся за дело. он обошел всех своих клиентов. он послал телеграммы в каир и в Стамбул. Он написал письма в Дамаск, Смирну и ряд других городов. и везде звучал вопрос: где найти настоящее медицинское светило, которое поможет моему брату снова встать на ноги и по-прежнему учить сорванцов в гимназии правописанию и французскому языку.

Отвечал ему телеграф, и телефон, и хахам Давид из синагоги: светило, которое лечит такие болезни, живет в Тегеране. Купите билет на поезд и скоро вы окажетесь там.

Это было сделано. Братья вышли из вагона и отправились в«Хан», гостиницу старого образца, где можно напоить верблюдов из каменного корыта, послушать, как ругаются извозчики из-за выгодного пассажира, или, сидя под тутовым деревом, заказать кофе с блюдечком розового варенья и стаканом ледяной воды.

Но врач, к которому был проделан столь долгий путь, сказал то же, что его коллеги, живущие поближе: «Болезнь запущена, а земной путь этого господина приближается к концу. Лучше встре- тить его в кругу родных и близких…»

«Это мы и сами знаем», – проворчал старший брат и отправился брать билет на обратный рейс. А младший пришел в гостиницу, сел под тутовым деревом и впервые задумался, правильно ли он жил, верно ли думал о себе и людях. и об организации своих похорон он немного успел подумать, пока не случилось следующее событие.

В этом «Хане» служил дворник, хромой и строгий старик, который махал метлой, брызгал водой на каменные плиты, поливал деревья, кормил парочку павлинов и следил, чтобы петухи или постояльцы не подрались между собой. Время шло к полудню, дворник присел в тени, чтобы с удовольствием сьесть свой скром- ный завтрак: хлебную питу с солидным куском сыра и салатными листьями. Но тут разносчик холодной воды, идя по улице, закричал про свой товар протяжно и соблазнительно. Наш дворник решил, что может позволить в столь жаркий день купить стаканчик, положил питу с сыром на скамью, а сам заковылял к воротам.

В это время с крыши спрыгнула обезьяна, жившая при этой гостинице немало лет. Ни у кого не спросясь, она быстро слопала и сыр, и питу, а листья тамариска засунула в рот овцы, которая была привязана к дереву на другом конце двора, и бедная овечка, радуясь такому развлечению, стала неспешно их жевать. тут наш больной в первый раз засмеялся.

Дворник вернулся. Завтрака нет. Обезьянка забралась на верхушку дерева, делая вид, что уже час ищет блох и любуется облаками. Наливаясь гневом, дворник огляделся по сторонам, ища виновника кражи. и вдруг он увидел овцу, жующую знакомые листья. Он подошел поближе и ахнул: «мой салат! ах, негодная!» Старик схватил палку от метлы и стал лупить овцу то в хвост, то в гриву. Она бы убежала, – да веревка… Тут наш больной засмеялся во второй раз.

Впрочем, он быстро остановил себя, прошептав: «Ох, что я делаю, ведь Тора запрещает мучить животных – и нам, и всем другим народам». Вскочив на ноги удивительно быстро и легко, младший брат крикнул:

– Эй, почтенный! овца на привязи, а веревка коротка. как бы она смогла дотянуться до вашей еды?

Дворник разинул рот: а ведь верно… он отбросил палку в сторону, смерил взглядом расстояние до скамейки, прикинул длину привязи и понял, что сейчас, от нестыковки фактов, может сойти с ума. Глядя на образованного постояльца, он воскликнул с надеждой:

-Господин, послушайте: может, овца отвязалась, сожрала мой хлеб, а потом привязалась снова?!

Младший брат захохотал и остановился уже не скоро. Сквозь слезы веселья он предложил:

-Если эта овца так умна, пусть собирает деньги с жильцов и покупает провизию на базаре!..

Дворник понял, что сморозил глупость. овца не виновата, и он даже погладил ее по спинке. Но кто запутал следы, угостив ее сала- том, а сам, как разбойник, нагло сожрал остальной завтрак? И тут кусочек черепицы больно стукнул его по макушке. Это обезьянка, перепрыгнув на крышу, решила напомнить о себе старому знакомому. Увидев ее, дворник сразу все понял.

-А-а, дочь помойного ведра, это опять твои проделки?! – закричал он, размахивая метелкой. – Хозяин велел дать тебе гроздь бананов, но, поскольку ты съела мой завтрак, я теперь проглочу твой!..

И дворник с самым грозным видом уселся рядом с младшим братом, который просто сгибался от смеха, достал из мешка один банан, очистил его и со вкусом надкусил.

Обезьянка почуяла недоброе и заметалась по крыше. она надеялась, что кто-нибудь из постояльцев попросит дворника чего- нибудь подать или убрать, и тогда бананы попадут в ее руки. Но напрасно! Страшно кривя свою физиономию (он терпеть не мог бананы), дворник прикончил второй банан и сейчас взялся за третий.

Обезьянка прыгнула в окно одного из постояльцев, русского дипломата, который уже две недели дожидался, когда шах согласится его принять. иногда он угощал свою гостью леденцами или давал ей затянуться сигарой, от которой она чихала, как паровоз. Бедная тварь надеялась, что этот господин в шитом золотом мундире прикрикнет на дворника и отберет у него ее драгоценные бананы. Но дипломат во-первых не понял ее, а во-вторых как раз сегодня ему был назначен прием у шаха. Не обращая внимания на обезьянку, он, как корабль, выплыл на улицу, чтобы сесть в посланный за ним экипаж.

Но экипажа еще не было, а обезьянка уже была. Возмущенная таким пренебрежением со стороны великой державы, она облила дипломата из случайно оказавшегося на крыше ведра с водой. И теперь он был мокрым, как водолаз.

Младший брат катался со смеху, а дворник достал четвертый банан. И тогда бедная обезьянка спрыгнула на землю, подбежала к старику и легла у его ног, как будто раскаялась во всем и теперь просила прощения. Дворник был человек суровый, но добрый. Видя горе своей подопечной, он как следует щелкнул ее по макушке и отдал ей банан, да еще добавил пару абрикосов.

-Что за шум, что происходит? – спросил, входя во двор гостиницы, старший брат. он уже взял билеты на поезд.

-Во всем виновата эта тварь, – сурово, но нежно сказал дворник, глядя на жующую свежий плод обезьянку.

-Облить водой меня, царского посланника?! – высоко поднял брови и погоны русский дипломат, выжимая края своего мундира.

-Эту дуру явно кто-то на меня науськал! Скорей всего, это военный визирь, который все время склоняет шаха заключить против нас союз с англичнами! Ох, проснется скоро старый хрен под грохот наших пушек!

Ничего не понимаю, – сказал, нахмурившись, старший брат. как все деловые люди, он любил спокойный разговор товаров и цифр, а не пену чьих-то глупых мыслей.

Я, кажется, поправился, – тихо сказал ему младший брат. – Бери извозчика, поехали снова к тому врачу!

Светило медицинской мысли принял их сперва без особой радости.

-Я же сказал, наука бессильна, – проворчал он, пожимая посетителям руки. – Зачем же тревожить науку понапрасну? Накопим данные, соберем анализы, сравним причины и их последствия… И тогда, лет через пятьдесят, приезжайте снова, я выпишу рецепт!

Младший брат покачал головой, сказав: «Не надо ждать!» и поднял к потолку врача вместе со стулом.

-Ай, пусти, глупец, уронишь, костей не соберу! – закричал в испуге доктор. а после приземления добавил:

-Скажите, уважаемый господин, как вам удалось достичь столь совершенных результатов? Возможно, в нашем тегеране завелся еще один врач, способный и молодой? Тогда не откажите в любезности нас познакомить. И я, несмотря на годы, стану его учеником!

-Нет, мой целитель прыгает по крышам и лопает бананы, – улыбнулся младший брат. и он рассказал светилу, как целый час хохотал над проделками нахального животного, а также над историей старого дворника и российского дипломата, ставших жертвами прыгучей обезьяны.

Врач слушал, иногда прося уточнить подробности – примерный вес питы с козьим сыром и количество пуговиц на мундире российского посланца. а потом, сделав нужные выводы, сказал спокойно и веско:

-Да, теперь науке все ясно, теперь наука может говорить. Некий плотный волос слепил ваши кишки, затрудняя пищеварение и ослабляя общий приток жизненных сил. Но от сильного, долгого и приятного смеха этот волос лопнул и исчез без следа. Нормальное пищеварение восстановилось, кровь побежала быстрей, а семейный кошелек освободился от расходов на врачей и на лекарства. как у вас, евреев, говорится, «мазл тов»!

Два брата двинулись в обратный путь. по дороге на вокзал они зашли в синагогу и поблагодарили Всевышнего, который умеет соединять самые простые и будничные вещи, принося с их помощью избавление.

Трясясь в вагоне поезда, младший брат ел и пил с небольшими остановками. а старший, сдвинув брови, что-то обдумывал, возможно новый торговый план. Но оказалось, нет. паровоз прощально свистнул, тормоза заскрипели, и братья вышли на платформу. Тогда старший ласково и крепко взял младшего за отвороты пиджака и сказал спокойно и веско:

-Послушай, дружище! Дай мне слово, что ты не будешь больше бояться утренней росы, или того, что миллионер Ашер Захави не сказал тебе «шалом» на твой «шалом». А если жена показала тебе язык, высунь свой, он больше и длиннее. и не надо говорить на восход, что это заход, и не нужно думать, что если на улице ночь, то солнце уже никогда не выйдет снова…Младший, набравшись смелости, спросил:

-А почему? и услышал:

-А потому, что далеко не всюду ты найдешь «Хан», где живет хромой сторож и шкодливая обезьянка. И русские генералы в парадных мундирах тоже не лежат штабелями на каждом перекрестке.

-Поэтому научись искусству радовать себя и других, и найди в душе надежное лекарство от глупой грусти. Ты обещаешь?

И младший брат обещал.

Извозчик остановил лошадок, он вышел и нажал ручку двери. Старший брат еще оттуда, из тегерана, послал домашним теле- грамму о чудесном исцелении. поэтому вся семья бросилась ему навстречу. помня наказ брата, он показал жене язык, и она ему тоже показала. Сыновья и дочки висли на нем, и лезли в чемодан, и сбивали с головы шляпу. Раньше ему было дурно от их воплей. Но теперь нервы младшего брата стали крепки, как канаты на китобойном судне, а щебет детворы напоминал песни праведников в раю.

 

 

 

Обсуждение