ЧИНОВНИК ИЗ АТЛАНТИДЫ

о Южно-Африканском Союзе
Читать дальше →

">
Памятник  Нельсону Манделе в Претории
Памятник Нельсону Манделе в Претории

Моше Яновскийэкономист, зав. сектором  института Гайдара в Москвае и председатель Шомронского центра в Израиле. Это неформальное сообщество объединяет экономистов, социологов и представителей других наук, которым надоели неожиданные «вдруг» нашей жизни. А может, что-то можно предвидеть заранее? Или отмотать ленту времени назад, изменив старый сценарий до неузнаваемости…

   — Моше, у нас речь пойдет о Южно-Африканском Союзе, который из благополучной страны со стабильной экономикой превратился в очаг насилия, откуда граждане, и не только белые, начали бежать без оглядки. Как получилось, что темнокожие дикари без единого выстрела, подобно цунами, заняли под коллективное жилье офисы богатейших корпораций, начали выкидывать мусор в шахты лифтов,  ну, и все, что за тем последовало…

— Я бы поставил вопрос так: почему белое меньшинство, которое так прочно стояло у власти, отдало ее безответственным людям, в большинстве коммунистам…

— Если убрать слово «белый», вы как будто о российском обществе говорите, накануне ленинского переворота. Почему большевикам, которых от силы было пара тысяч, позволили захватить власть в огромной и развитой стране  — вопрос…

clip_image007_thumb

— Может, пример ЮАР нам что-нибудь подскажет. Давайте расставим фигуры на шахматной доске. После англо-бурской войны, которая закончилась в начале 20-го века, Южная Африка стала общим государством буров и англичан. Это была страна с огромной территорией, с богатейшими природными ресурсами. Конечно, даже в лучшие времена белое население составляло чуть больше 20% в море негритянских племен. Однако африканцы не жили в городах. Значит, классические «вокзал, телеграф, генштаб» находились в руках белых. Между племенами нередко вспыхивали войны. Людям, клеймивших расистов ЮАР, полезно вспомнить, что африканские разборки сильно отличаются от турниров рыцарей в Европе. Поселок или квартал, где живут «не-наши», окружают ночью. По команде врываются в дома, и убивают, дубинками, дротиками, топорами, не щадя никого. Приезжает белая полиция на броневиках, снайперы ранят несколько зачинщиков, после чего зверства стихают. Так длилось несколько десятков лет.

26410_src

СКЛЕРОЗ У ЛИБЕРАЛА

— Что изменилось?

— Несколько вещей. Первая: экономическое чудо ЮАР строилось на триаде: природные ресурсы ( богатейшие залежи платины, например) – современные технологии – дешевая рабочая сила. Негр, согнувшийся от непосильной ноши и белый толстяк с хлыстом существовали только на страницах журнала Крокодил. Пример более жизненный – негр или мулат, окончил школу и профучилище. Он может работать мастером на шахте, машинистом паровоза, медбратом. Но в институт для белых ему был вход заказан. Однако борцы с расизмом, от газеты «Правда» до либералов из Латинского квартала  все время забывали упомянуть, что «белые угнетатели» открывали для обитателей саванн «черные» институты, где квантовую механику может, и не проходили, но давали нормальное образование, благодаря которому человек мог получить место инженера, учителя, врача и приличный заработок.

— Моше, Александр Третий, фанат процентной нормы для евреев  и «закона о кухаркиных детях» для всех остальных, упал бы с трона, узнав, что для жидов и детей извозчиков тоже стоит открывать какие-то особые гимназии и институты…

— Тем не менее, в ЮАР это делалось. Но давайте расставим точки над «и». Подавляющее большинство негров в Африке, Южной и любой, в университеты не рвались. Они вели привычный образ жизни, — земледелие, скотоводство и, если повезет в бою, работорговля. Захваченных пленных гнали в Сомали, а там посредники продавали  их в арабские страны. Потомки буров в рабах не нуждались. Им требовалась рабочая сила, с квалификацией, с навыками городской жизни. Поэтому вокруг больших городов Южной Африки стали возникать рабочие поселки. Их обитатели — люди с разорванными племенными связями и без нормальной европейской культуры. Это все равно, что обложить твой дом вязанками хвороста и ждать, кто первый бросит искру.

ГРАФ-ПРОВИДЕЦ

  — Моше, музыкой навеяло: при Николае Первом военным губернатором Москвы был граф Арсений Закревский. Хам, держиморда, но с хорошими мозгами. Он предвидел, что, с развитием промышленности число  рабочих окраин будет расти – а это  трамплин для Большого бунта. Граф предложил закон: строить фабрики за десятки верст от города. Но этот проект не понравился ни заводчикам, ни царской администрации. И был 1905-й год, а потом 17-й. Держиморда оказался прав.

ap7

— Администрация ЮАР тоже искала решение проблемы. И нашла: начиная примерно с 1948-го года в стране стал действовать режим сегрегации, раздельного существования черных и белых. Действовал принцип «у каждого свое»: свои больницы, свои школы, свои места проживания. У белых – города. У негров рабочие поселки и «бантустаны» — довольно большие территории, где могли проживать люди одной этнической группы – зулу, банту, косу и т.д. Там они занимались сельским хозяйством, там, наряду с племенной знатью, у них были выборные органы. Покидать свой бантустан запрещалось. Появляться без пропуска в городах – тоже. Ездить можно по рабочей визе – на работу, с работы и т.д. Это, кстати, сильно затрудняло междоусобицы. Но страна развивалась, потребность в рабочей силе росла и число рабочих поселков тоже.

ap2

— Значит, горючий материал был готов. Кто же бросил искру?

— Сравнение с пожаром и поджигателями очень к месту. И Россию перед революцией уместно вспомнить. Простой образ: стоит дом, добротный, хотя  местами крыша протекает,  и хозяйственных пристроек маловато. Но приходят решительные люди и говорят: Нет! Дом сожжем, а на его месте встанет дворец, где будет место для каждого. Этим людям поверили, дом сожгли. Но дворец не вырос, а богатая ресурсами и талантами Россия на долгие годы была ввергнута в жуткую разруху.

— Ну, там была компартия с бешеным Лениным и «одним симпатичным грузином». А кто зажигал в Южной Африке?

— Только не думайте, что я шучу: те же самые коммунисты. Сценарий сначала развивался по схеме «тесто из кастрюли»: число людей «с образованием» — школьным, профессиональным, даже высшим среди негров растет. Газеты и радио расширяют их кругозор.  Им нужно больше гражданских прав, они хотят, чтобы социальные лифты работали быстрее. Так возникает партия Африканский Национальный Конгресс, объединяющая несколько группировок. Она действует почти легально, борьба за права негритянского населения носит вполне парламентский характер. Но внутри самой АНК появилось активное, преследующее совсем иные цели подполье. И его возглавляет Нельсон Холилала Мандела, принц из династии Тембу.

2ed2e2b18be97966be08fb96618c29d5

   — Принц?

— Ну да, потомок королей племени Косу, которых (как и династии других племен) белая администрация поддерживала. Это, в частности, проявлялось в том, что Нельсона «продвигали». Он окончил институт в Кларкбери, потом  методистский колледж в Бофорте, а затем поступил в университет Форт-Хэйр – изучать гуманитарные науки. Там он приятельствует с Кайзером Мантанзимой. Тот  тоже принц, но, заняв трон, поддерживает режим апартеида. А Мандела вступил в АНК, быстро стал главой Молодежной лиги,  ведет народ протестовать против повышения цен на общественном транспорте.

— Пока все бархатно, легально…

— Есть большое «но»: наставниками Манделы стали два отчаянных белых коммуниста – Гарри Шварц и Джо Слово. Они познакомили его с «классовой борьбой», «диктатурой пролетариата» и жутковатой теорией «слабого звена», говорящей о победе социализма в стране, где власть шатается.

— И парень с внешностью дяди Тома принял это в душу?

— Еще как! Вместо нудной парламентской борьбы – революционный порыв! Вместо новых электростанций и водопроводов в саванне, отдать  угнетенному большинству готовые дома с телефонами и ваннами в белых городах.

  — Моше, я заметил, что племянники Ленина много говорят о светлом будущем, но не очень любят просчитывать его. Россия строила эсминцы и самолеты, но, когда стала советской, переживала «кризис спичек», «кризис часов» и пр.

ПРИНЦ С НАГАНОМ

— Так или иначе, но под прикрытием АНК росла и набирало силу коммунистическое подполье. Мандела формирует его боевое крыло под названием «Копье нации». Звучат первые взрывы. Планируются акции саботажа на транспорте и в других местах. Несколько африканских стран, прежде всего Мозамбик, распахнули перед борцами за свободу свои двери: шлют денежную помощь и устраивают лагеря, где тренируются будущие террористы. У нашего принца и его друзей цели самые прогрессивные: расшатать режим апартеида, дать черным гражданам ЮАР всеобщее и равное избирательное право.

— Это значит, залить страну с развитой экономикой, с высоким уровнем науки, со своим атомным оружием, людьми из джунглей и саванн…

096_97

— И поэтому не все жители бантустанов поддерживали воинственное «Копье». Было немало традиционалистов, сторонников «раздельного развития». Неудивительно, что служба безопасности оказалась очень в курсе планов Манделы и его соратников. Большинство из них попали за решетку. За пролитую кровь и подрывную деятельность фемида ЮАР почти всегда присуждала пеньковую веревку. В данном случае она «смягчилась»: пожизненное заключение в тюрьме особого режима на острове Роббен. Там тоже был апартеид: африканцам давали еду не такую калорийную, посылали на более тяжелые работы.

   — Но зато имя Нельсона-страдальца стало известно всему свету.

— Верно. В 60-е годы борец за свободу Африки, неважно за какую, был воспет телевидением и прессой. Правда, журналисты, страдая куриной слепотой, забывали упомянуть, что, пребывая на жутком острове, Мандела заочно окончил юрфак Лондонского университета.

— Но не Оксфорд! Опять дискриминация. Однако режим апартеида зашатался…

— У Манделы был свой Троцкий, белый джентльмен по имен  Вулфи Кадеш, блестящий разработчик партизанских рейдов. Но буры, с их стойкостью и упрямством, справились бы с местными террористами. Однако «Атлантида Южной Африки» зашаталась, начала тонуть, когда на стороне дикарей-марксистов  выступили игроки с неограниченными возможностями…

ap5

И ЛЕД, И ПЛАМЕНЬ

— Да кто же?

— Советский Союз и либеральная Европа.

— Лед и пламень?

— Они не пересекались, каждый исполнял свою арию. СМИ  Запада, парламентарии и дипломаты, на все лады клеймили расистов ЮАР, которые, впрочем, платили черным рабочим зарплату в 10 и более раз превышающую доход негров в любой «правильной» африканской стране. Но кто же считает…

— А чего туда полезли мы, совковые?

— Для цековских старцев ЮАР был последним шансом доказать, что пролетарская революция по-прежнему возможна, что марксизм-ленинизм живет и здравствует. На северо-западе ЮАР находился ее протекторат, Намибия. Население немногочисленно, земля неплодородна. Там возникла СВАПО, Народная организация Юго-Западной Африки, которая на советские деньги стала вести партизанскую войну против ЮАР. Но и это можно было бы преодолеть. Однако в страну апартеида полезли боевики из Мозамбика и Анголы. В их числе, вдохновленные речами Фиделя и русским баблом, весьма эффективно сражались 50 000 кубинских военных. Об огненном кольце, сжимавшим страну, международная журналистика писала немного и нечасто. Было привычней обличать режим апартеида.

0_91f06_f9470f30_l

— Традиция, знаете…

— А «злые языки опасней пистолета». Средства информации создавали очень неблагоприятный образ ЮАР, в том числе и у граждан этой страны. «Нас ругают все, кому не лень», звучало по сарафанному радио в белых кварталах. Но белый ЮАР держался, хотя большие волны стали утюжить берега новой Атлантиды…

   — То есть?

— Эта страна из капиталистической стала деградировать в социальное государство.

СВОБОДНЫЕ И ДЕТОРОДНЫЕ

   — Моше, я не понял…

— Так называется страна, живущая по принципу «делиться со всеми». Все граждане страны должны иметь долю в общем пироге, хотя они не работают, молоды, здоровы, бездетны. Классический пример – пролетарии Древнего Рима. Это граждане без имущества. Вся польза от них, что они могут делать детей. «Про ало» — «для выращивания», или просто синоним детородного органа. При консуле Марии их стали призывать в армию. Тогдашний пролетарий получал казенную  экипировку – щит и меч.

  — Ну, а ЮАР?

— Во времена апартеида неграм «за просто так» пособия от государства не давали. Зато стал сильно разрастаться чиновничий аппарат. Получилось как в Союзе – правящая Национальная партия раздавала своим членам  хорошие места и высокое жалование. Когда в стране дважды случился дефолт,  чиновники запаниковали: «Все это от того, что мы ведем войну! Нужно с ней немедленно покончить!»

   — А на самом деле?

— Дважды солгали. Во-первых, не «мы вели», а СССР, Куба, Намибия, Мозамбик, Ангола старались погубить оазис экономики на юге нищей Африки. Во-вторых, в ту «суровую годину» военный бюджет богатого, обильного полезными ископаемыми ЮАР был не выше, чем ежегодные траты на войну с террором в скромном Израиле. Просто нам нельзя уставать. А потомки отважных буров решили, что могут себе это позволить. Есть термин «беспринципная бюрократия»…

   — Моше, возможно, в России была такая же ситуация во времена Николая и Распутина.

— Есть определенное сходство. Во всяком случае внутри  Национальной партии зародилось движение в пользу переговоров с террористами и больших уступок.

992c09460e996c44ecd0bf9bd83ba52b

   — Всеобщее избирательное право?

— Ну да. И увеличение «социалки» для угнетенных слоев. И право свободного жительства неграм в белых городах. Обо всем об этом последний белый президент, Де Клерк, вел переговоры с Манделой, давно покинувшим остров Роббен и жившим в своем доме под домашним арестом. Их беседы длились с 1990-го по 1994-й год. Мандела, следуя образу борца за свободу, был непреклонен, а президенту, заварившему эту кашу, приходилось отступать и отступать.

ИЗБИРАЛКА  И  СОЦИАЛКА

   — И по концовке?..

—  Было подписано соглашение о проведении первых «общерасовых» выборов. Партия Африканский национальный конгресс двигалась к избирательным урнам с огромным численным перевесом и набрала 62% голосов. Не так уж много? Но зато главные рычаги власти оказались в их руках. Тема увеличения социальной помощи бедным слоям была доведена до абсурда. Класс пролетариев, в римском смысле слова, стремительно разрастался. 26% населения, в основном негры, живет на пособия, постоянно требуя их увеличить. «Новые негры» и «Новые чиновники» быстро нашли общий язык, уровень коррупции в стране зашкаливает. Потомки англичан и буров, те, кому за 40, с ностальгией вспоминают былые времена. Но Атлантиду накрыло гигантской волной и она погружается все глубже и глубже…

   — Ну, ЮАР особая страна.

— Но у нее много общего с современной Европой, и с Россией, и со Штатами, и с Израилем.

— Моше, я, кажется знаю, что вы хотите сказать. Хоть страны очень друг на друга непохожие, но одна черта явно общая. И здесь и там придают большое значение правильным фразам, не понимая, что слово это акамол – повышает тонус, но болезнь не лечит. Что-то вроде магии: проткнул гвоздем фигурку из глины и думаешь, что теперь подстрелишь в зарослях оленя.

— Эзра, у вас есть еще вопросы?

   — Да. Предположим, вы повстречали бывшего атланта, одного из тех чиновников, которые пустили свою страну ко дну. Что бы вы ему сказали?

— Я бы не стал читать мораль, а привел бы такие факты:

В теперешнем ЮАР происходит «отжим» успешных предприятий у белых владельцев в пользу черных богачей.

В этой стране каждая третья женщина подвергалась насилию.

В этой стране около 30% населения болеют СПИДом. Сын нового президента, Нельсона Манделы, умер от этой болезни в возрасте 52-х лет.

8dda5f5f6948

В этом стране, несмотря на бесплатное образование, 40% негров не спешат в школы и не умеют читать.

ЗАСЛУЖЕННЫЕ БЕДНЯКИ

В этой стране, согласно радужной статистике, 3 миллиона человек вселились в новые дома. Часто это офисы в деловой части города. Туда приходит большая и дружная черная семья, кладет матрасы, ставит электроплитку и начинает жить. Шахта лифта служит им мусоропроводом.

В этой стране расцвела педофилия. Знахари объявили, что секс с ребенком лечит от СПИДа.

В этой стране всю верхушку власти – армию, полицию, судебную систему добряк Мандела заполнил своими людьми, уволив белых.

В этой стране началась сегрегация. Есть указание при приеме на научную работу отдавать предпочтение своим, а белых специалистов отодвигать.

В этой стране преступность зашкаливает. Шанс погибнуть от пули или ножа в Йоханнесбурге в 8 раз выше, чем в Детройте, который считают самым опасным городом Америки.

1443601638_expert_816_036

В этой стране большинство черного населения требует конфискации имущества белых граждан, чтоб раздали им, заслуженным беднякам.

В этой стране происходят невидимые миру страшные войны между племенами.

Негры с профессией и образованием тоже бегут из этой страны…

— Моше, хочу добавить, что Мандела и Де Клерк стали лауреатами Нобелевской премии. Как Рабин с Пересом и Арафатом. Скажите, что ждет эту страну?

— Нынешний президент, преемник Манделы, дал внятно понять, что выскочек из других племен он к власти не допустит, Это значит – междоусобица. Наверно, витрина страны – курорты, аэропорты, гостиницы будет выглядеть сносно. Эмиграция усилится, вплоть до массового бегства. Приход белых к власти возможен только на фоне больших эпидемий, с которыми никто не борется. Я не сомневаюсь, что потомки буров все время просят Творца о помощи. Пусть их молитвы будут услышаны…

Обсуждение