ЧЕРЕШНЕВЫЙ САД

Читать дальше →

">
146193

На израильский берег Моше-Йосеф ступил без больших капиталов, но зато со всей семей: жена, мать жены, дети и он сам. Послужной список этого человека разнообразен и велик: военный летчик-инженер в России, менеджер агрокомплексов в Украине, он отбывал на Святую Землю из Киева, твердо убежденный, что там, в Израиле, порт его приписки, и больше нигде. Друзья помогли из семье снять «караван» со скромными удобствами в Текоа, на «штахим», и после этого новый поселенец решил, что пришла пора предаться созерцанию.

Моше-Йосеф пришел в религиозный кибуц Мигдал Оз и устроился работать «шомером», охранником. В этом хозяйстве, где живут 50 семей, есть ферма на 300 породистых коров и несколько садов, число которых множится.

— Если приглядеться, замечаешь, что эти люди давным-давно притерлись друг к другу. Двое парней возились с мотором для движка, но плохо ладилось. Председатель кибуца остановил машину, достал разводной ключ и с ходу включился в тему. Но «Айда, хлопцы, навались!» тут отсутствует. Самая сильная сторона этих людей – планирование. На моих глазах в течение нескольких месяцев рождался новый черешневый сад.

Сначала грейдером разравняли площадку, очистив поле от обломков скал.

Потом пришел колесный трактор с отбойником и прорубил в каменистой почве лунки для четырех сотен будущих черешен.

Потом – пауза. Стали ждать дождей, чтобы почва пропиталась влагой.

Выпали. Привезли для лунок чернозем, заливали туда воду.

Потом настал черед саженцев. Тонкие деревца-малютки, все усыпанные почками. Я попросил у старшого посторожить немного за меня – хочу тоже посажать. Он согласился.

Посадил четыре черешни. Вижу: другие ребята какие-то проволочки натягивают. Спросил у бригадира: «А зэ лама ках?» «Зачем?» Он: «Ну как же, сейчас время ветров, чтоб не повалили…»

А ведь правда: «Здесь не равнина, здесь климат иной…» Горная гряда полукругом. На одном из отрогов этот кибуц. И ветры зимой – как начнут!.. Зато летом прохладнее, а вечера даже с холодком. С этого отрога я вижу другой отрог, на котором стоит наш Текоа. Обзор панорамный: горы, между ними долина, за первой грядой вторая, и там тоже долина. Я не сходя с места, вижу все великолепие района Гуш-Эцион: Эфрат, Невэ-Даниэль, Элазар, Рош-Цурим, и наш Мигдаль Оз. В 1948 году арабы все это разрушили. В 1967, после Шестидневной войны, евреи вернулись и все восстановили.

Арабы? С ними нормальные отношения. Они приходят в кибуц работать, потом разъезжаются по домам.  Мы улыбаемся друг другу. В качестве шомера я должен надзирать за ними, чтоб не было покражи. Они видят пистолет у меня на боку, на Востоке это признак статуса и силы. Мне сказали: «только не становись к арабу спиной». Стараюсь.

Мы два года здесь. Два года я любуюсь тем, что видел вчера и год назад. Пока еще мне не наскучило. Кибуцники в Мигдале, это что-то. Каждый знает по нескольку языков, каждый может заменить другого, хоть в кабине трактора, хоть на дойке. Мужики приземленные, на фоне здешней поющей духовности это очень к месту. Смотрю на поселенцев, каждый день собираю урожай еврейских глаз и улыбок. Кружится голова…»

Обсуждение