ЧЕЛОВЕК ИЗ ХРАМА

Читать дальше →

">
998081_1379475545613967_1879851952_n

Михаэль Оснис производит впечатление человека уравновешенного, даже с некоторой флегмой в голосе. Но внешние признаки не говорят о многом. Вернее, они не договаривают. Пуэнта вот в чем: человек не только от других, он и от себя бывает накрепко закрыт.

Вот несколько его монологов.

  1. ОБЩЕЕ «ДА»

Я из тех людей, кому скучновато жить на свете. Да, семья. Да, свой дом. Да зарплата. А затем задаешь вопрос: «Ну, и…» И не знаешь, как закончить эту фразу. Я был послушным сыном: отец настаивал, чтобы я закончил строительный техникум. Это было сделано. Пошел работать на грязевый курорт в Саки. Стал замдиректора, но горизонта не увидел. На пороге 90-х стало ясно, что нужно уезжать. Поднялись всей семьей и вот мы свободные заграничные граждане, пока никакой страны.

Есть родня в Америке, летим на разведку. В мои «близко к сорока» на топовые места рассчитывать нечего, поэтому я больше внимания обращаю не на «сколько заплатят», а как здесь дышится. Дышалось как всюду, то есть не так. Поэтому мы все-таки двинулись в Израиль. Стыдно пересказывать, какие аргументы звучали, чтобы натянуть общее «да». Апельсины? Не обзовут жидом? Что-то в этом роде. Первое жилище в Кфар-Сабе. Из нас, новых олитм, хотят вылепить хасидов «сосуществования». Довольно скоро узнаем, что арабы в эту формулу не верят, и превосходно получают (от нас) свою социалку без нее. А лекторы долбят.

  1. АТМОСФЕРА МЕСТА

Из Кфар-Сабы мы перебрались в Кдумим. Это поселение. Народ живет простой и честный, в самом прямом смысле слова. Из окна видны горы Ар-Браха и Ар-Гризим, Гора благословения, и Гора проклятий. Я учу в поселении Тору, наглядность поразительная. При хорошей атмосфере из этих мест можно море увидеть. Если не считать себя туристом, вся древность на ладони, и она существует в настоящем времени, рядом с твоей судьбой. Но эти мысли пришли не сразу.

На меня очень влияет гений места, в обход раздумий, сразу. Однажды прихожу домой и говорю жене и дочерям: « Все. У нас на столе только кошер…»

  1. ТАЙНА НА КОВРЕ

Однажды я приехал в Кфар-Хабад, совсем не за духовной пищей. Мы с братом собирались открыть колбасную фабрику и нужно было что-то прояснить насчет поставок. Хозяина дома еще не было. В гостиной сидела детвора и старший брат раскладывал на ковре карты с рисунками. Чувствую: одна карта мне что-то излучает. Я взял ее с некоторым трепетом и спрашиваю у старшего:

— Что это, скажи!

Он усмехнулся моей серости:

— Это Бейт а-Микдаш, наш Храм.

Тут из меня повалили вопросы:

— А где он стоял? Кого туда пускали? Где об этом можно почитать, желательно по-русски?

На мое счастье парень был с кругозором:

— В Иудейской войне Иосифа Флавия. Поспрашивайте в магазинах..

Именно это я и сделал. Сказал «шалом», вскочил в машину и, наплевав на деловую встречу, рванул в Кфар-Сабу, где был хороший магазин русской книги. Они как будто меня и ждали. «Флавий? Да, на той неделе был завоз…»

Влетело ли от брата за дезертирство? Не помню. Но я уже тогда начал понимать, что таинственные сигналы, получаемые отовсюду, требуют других занятий и настроя. Я стал «шомером», охранником в нашем поселении. Стою на вышке с автоматом, перед раскрытой книгой. Никто не мешает. Ноль помех, только муэдзин пропоет за горою. По поводу еврейских реалий я советовался с Ицхаком бен-Шахаром, главы ешивы в нашем Кдумим.

  1. ГОДЫ НА ЛАДОНИ

Сны часто прерываются. Но этот был выстроен от начала и до конца. Полная темнота. Я лечу в ней. Внизу, подо мной, блестящая линейка, огромная по длине. На ней какие-то значки. Пригляделся: это цифры знаки лет, по убывающей:

1995-й, 1990-й, 1800-й, 1700-й… Ой, куда я?!

Но страх прошел. Я понял, что я не потерян, что добрая сила ведет меня. И чем меньше лет, тем светлее, светлее…

11391244_1685522421675943_5859532882303200270_n

Храм. Я сразу узнал его контуры. Дворы, колоннада, жертвенник с пологим подъемом. Окна святилища. Оттуда стал изливаться свет, волнами, пульсируя, как биение сердца. Я понял, что там, в святилище, есть нечто живое. Но людей не было. Мне стало страшно. Надо возвращаться.

Назад я шел тоже по линейке, стараясь не пропустить текущий, 1999-й год. И вот, когда цифры сложились в нужное сочетание, какой-то голос шепнул: «Задержись на несколько секунд! Хотя бы один взгляд – туда, в будущее!..»

Линейка. Я не помню сколько живых лет авансом выбежало мне навстречу. Все стерла огромная волна света, переплеснувшая через горизонт. Та самая волна, которую я увидел тогда в окнах Храма. Голос: «Остановись!»

Я с невероятной тяжестью остановился. Свет льется. Потом все прерывается. я. Не могу встать, все мышцы дико болят. Подумал: «Мне дали увидеть  Храм…»

  1. САМ СТРОЙНЫЙ И СЕДОЙ

Следующая  мысль: «А что мне делать дальше?» И почти сразу ответ: «Я построю модель Храма, того, который видел во сне, и они мне поверят…» Дальше пошла логистика: картон – нет, пластик – нет… Технически я был подкован, купил китайскую машинку для резки мрамора, стал думать о масштабе – один к двухсот, вероятно. И начал строить.

В местности сугубо поселковой, как наш Кдумим, новости бегут быстрей, чем в «уотс-ап» и других новинках связи. Сначала на мою модель приходили полюбоваться школьники, потом студенты колеля, а потом уже совсем серьезные люди – учителя Гемары, раввины и т.д. Они-то и решили, что меня и мою модель нужно показать Исраэлю Ариэлю, главе «Института Храма» в Иерусалиме. Пусть поможет самородку.

Ну, и…

Время было до семи утра. Стук в дверь. Шаркаю в пижаме открывать. На пороге мужчина в шляпе, стройный и седой.

— Ты Михаэль Оснис?

— Да.

— Я Исраэль Ариэль. Где твоя модель Храма?

— Пойдем, покажу.

10344767_1753604031534448_195491649743371268_n

Подумалось: это во сколько же ему нужно было встать в их Иерусалиме, чтобы примчаться ко мне на машине в такую рань…

Больших огрехов рав Ариэль в моей модели не нашел. Он спросил:

— Откуда ты так точно знаешь размеры?

— У Флавия читал и в других книгах.

— А я думал, что ты учил мишну «Мидот».

— Рав, а что такое мишна?

Мне все-таки удалось заставить подтянутого, почти с военной выправкой раввина открыть рот…

  1. ТЫ ОТТУДА!

Но главный цимес был потом. Я спросил у него, из какого сорта мрамора был построен Храм. Он:

— Такой, как у твоей модели, «халаклак-ярокрок» синевато-зеленоватый. Кто тебе открыл этот секрет?

— Никто.

Мне пришлось рассказать ему про мой сон.

Ариэль воскликнул:

— Теперь понятно! Не знаю где, не знаю, как, но ты человек оттуда! Из нашего Храма, я это хочу сказать…

1187005_1379461812282007_1113141253_n

Струны моей судьбы были так настроены, что когда я соприкасался со святостью, то загадки разрешались и ответы приходили быстрей, чем в делах житейских.

  1. ЛЕДИ С КЛЮКОЙ

Я поехал навестить родных в Америку. Аркадий, наш близкий родственник,  отвел меня в сторону и рассказал, что у него была интересная встреча. Незнакомая женщина нашла его номер в справочнике и предложила увидеться в кафе, по важному делу. Он занял столик у окна. К нему подсела прилично одетая дамас палочкой, лет на 90 с лишним. Без долгих предисловий она спросила:

— Ты Оснис?

— Да, мэм.

— Я тоже. Знай, что все Оснисы выходцы из Испании. Мы с трудом унесли  оттуда ноги, а затем затеяли оптовую торговлю солью, — кто во Франции, кто в Польше, кто где. С той поры прошли сотни лет, но мы без устали ищем друг друга. И когда находим, обязаны сказать две вещи: Первая: у нас у всех общий корень. Вторая: мы из рода коэнов, наши предки приносили жертвы в Храме. Теперь, если ты  знаешь еще кого-то из наших, передай ему то, что узнал сейчас!..

— Спасибо,  Аркадий, — сказал я. – Я, конечно, и раньше чувствовал, что я человек из Храма. – Но теперь понятно, почему меня так влечет туда…

11108256_1688880468006805_8409465212088788411_n

  1. ЦЕННЫЙ ПОДАРОК

У знатоков Галахи бывают расхождения во мнениях. Когда я пересказал двоим историю рода Оснисов, один, живущий в Цфате, воскликнул:

— Ты коэн, в этом нет сомнения! Можешь подниматься на биму и благословлять  народ!

Другой, родом из моего ишува, заметил:

— Должна быть цепочка передачи – от деда к отцу, от отца к сыну. Но тебе отец ничего о вашем коэнстве не говорил. Значит, цепь прервалась…

Я ответил:

— Нет, рабби, не прервалась. Обе мои дочки вышли замуж за коэнов и уже родили внуков. Пройдет несколько лет и они, накинув талиты, будут  подниматься на биму и благословлять еврейский народ.

Он спросил:

— Ты специально подбирал им таких женихов?

— Нет, рабби, не я. А Тот, кто построил этот мир, и подарил нам этот Храм, который светит…

Обсуждение