БОЛЬШАЯ ИГРА

Ханука Самеах
Читать дальше →

">

Нам нелегко понять, почему античный мир, отличавшийся, в общем, религиозной терпимостью, вдруг напустился на евреев. Возможно, религия, которая отрицает идолов, ВСЕХ идолов, обладала сильным притяжением. Ты должен, бросив все, потянуться к свету – или, наоборот, принимать срочные меры, защищая границы тьмы. Одной из таких мер был приказ царя Антиоха, чтобы евреи приносили в жертву некошерных животных. В 167г. д.н.э. в селении Модиин коэн Матитяху Хашмонай отказался это делать. Он убил негодяя, захотевшего исполнить приказ царя, и затем стал разбрасывать камни жертвенника. Ему грозила верная гибель, но сыновья и соседи вступились, перебили греков. Так началось восстание.

О главных событиях этой войны, о героизме евреев и чудесах Творца сказано много слов. Но у восстания был еще один план, культурно-хозяйственный, что ли. В своем труде “Книга мечей” историк Ричард Ф. Бертон злорадно пишет, что на родине евреев этот вид оружия отсутствовал. Не смогли евреи родить свой меч!

Можно бы вспомнить, что наши предки в эпоху Второго Храма завершили формирование Танаха, составили Мишну, написали много других святых книг. Проблема, однако, заключалась в том, что восставшим позарез требовались мечи. А их, хоть всю Иудею обыщи, не было.

Первый меч оказался трофейным. Один из братьев, Еуда Макаби, почти голыми руками одолел Аполлония, начальника отряда, который послали против восставших, и повесил его меч к себе на пояс. Но у большинства бойцов единственным оружием оставалась железная палка. Мудрецы говорят, что из таких палок была сделана первая Менора, которую поставили в освобожденном Храме.

К чести восставших нужно сказать, что они быстро освоили совершенно незнакомое им воинское дело. Через короткий срок евреи стреляли из луков лучше Робин Гуда, мастерски устраивали засады, слаженно совершали ночной маневр, что и Кутузову не всегда удавалось. Столь быстрое проникновение в совершенно незнакомое искусство можно объяснить тем, что у нас игра всегда начинается с центра – из Центра мироздания, через молитву, через прямую связь с Б-гом. В этом наше главное богатство. Хашмонаи молились даже в разгаре схватки, отбивая краем щита удар длинного греческого копья.

В дни восстания Всевышний защищал наших бойцов. Вопрос, насколько сильно мы притягиваем чудо. В хасидуте говорится, что благословение Творца нуждается в сосуде, который поможет Его свету раскрыться. Таким сосудом может оказаться удачная вылазка или, простите, все тот же меч на боку. Вот, собственно, мораль этой статьи: второй план важен. Он помогает свету Б-га, Его благословению, прийти в наш мир. Пренебрежение к бытовым, материальным деталям, может привести к тому, что молния геройства, сверкнув на небосклоне, исчезнет без следа.

Героизм необходим. Но требуется также найти для него материальную основу, чтобы хороший порыв не заглох, чтобы он был умножен и повторен. Стоит лишний раз себе напомнить, что у евреев игра начинается с центра, с самого Центра, где источник всех наших сил. Задача – не лениться и довести мяч до самых краев “большого поля”. На языке каббалистов так зовется наш мир.

Обсуждение