Лишний поклон

Сказки дедушки Менаше
Читать дальше →

">
23

Жил в Хайфе еврей, который торговал куриными яйцами. Своих кур у него не было, но зато имелась пара молодых, проворных ног в поношенных башмаках. Ботинки эти, говорят, носил еще его прадед. Еврей вставал на заре и, прочтя утренние благословения, шел в маленькую  деревню в предгорьях Галилеи, куда от Хайфы час ходьбы. Путь не близок, зато припасы дешевые. Нагрузив огромную корзину яйцами, наш нищий купец водружал ее на голову и отправлялся в обратный путь.

Ручьи шумели, солнце припекало, корзина давила на макушку. Еврей старался идти быстрее, а его ноги, напротив, замедляли шаг. пройдя порядочно, путник присел под раскидистым деревом. поскольку ячменная лепешка была уже съедена (омовение рук он сделал в небольшом пруду), а новой не предвиделось, то еврей наш принялся мечтать.

«О, глупец, ты сидишь на богатстве, – воскликнул он, косясь на свою не новую, но еще довольно прочную корзину. – Зачем продавать яйца по грошу за десяток, когда можно купить в долг у двоюродного дяди десять несушек и пусть высиживают настоящих цыплят. Если хорошо их откормить (да мало ли мусорных куч по соседству!), то можно за каждую куру выручить по динару. Это вам уже не какое-то несчастное яйцо!..

Тут новая идея догнала прежнюю. «Не нужно их пока продавать, этих куриц! – воскликнул он. – Яйцо – курица, курица – яйцо!

В скором времени у него под навесом соберется 200.000 молодых кур, и тогда он выставит их на базаре, одну другой краше. «Курица-лира, курица – лира», – если дело так пойдет, за считанные дни он выручит двести тысяч лир. Придется нанимать погонщиков с мешками и ослами, чтобы отвезти это сокровище домой.

И тогда?

О, тогда!.. он будет скупать урожаи фиников, и поставлять талантливых беговых верблюдов для саудовских шейхов, и европейские, тик-так, часики, для их жадных до всего нового жен. За три года-три миллиона, слыхали вы о таком? В синагоге евреи будут шептаться ему вслед, а гордец-староста, который к тебе раньше и нос не повернет, будет бежать к тебе навстречу, крича на ходу:

«А погода-то, погода!.. Что вы скажете, Самуил-эфенди, о такой погоде?..»

Но Самуил сделался «эфенди» совсем недавно, и вот вопрос: если депутация от всех еврейских общин отправится в Стамбул, выражать султану свою привязанность и благодарность, возьмут ли его с собой? пусть только попробуют не взять! (Рассуждая так, наш еврей начал потихоньку готовиться в дорогу). Он, конечно, не полезет в первый ряд. Но когда султан поморщится и скажет:

«Разве так приветствуют владыку вод и суши, великого меня? Вы разучились кланяться! пусть тот благородный муж с рубином на левом мизинце покажет вам, что такое настоящий поклон!..»

О, сила фантазии! Наш еврей шагнул вперед, изгибая шею, а также остальной позвоночник. Он собрался припасть на одно колено, но тут раздались частые «хлоп-хлоп», потому что на камни посыпались куриные яйца. Бедняга забыл, что корзина уже заняла место на его голове, и продолжала там стоять, но уже пустая!

«Вот горе так горе! – воскликнул Самуил, еще в плену своей мечты. – а я ведь собирался, вернувшись из Стамбула, купить большой дом со стенами из розового мрамора и при нем огромный сад. Не успел, ах, не успел!..

Поскольку наш еврей был человек общительный, то скоро весть о крушении его мечты прокатилась по обувным и прочим мастерским, а водоносы занесли ее даже в городскую библиотеку.

 Вскоре собрались великие мудрецы Востока и Запада, чтобы разобраться, в чем была допущена ошибка.

-Не нужно было загадывать так далеко, – сказали одни. – Двести тысяч кур ему подавай, подвалы с серебром, цветущий сад с канарейками!.. Обучил ремеслу своих сыновей, выдал замуж за надежных людей всех дочек, и радуйся! Ходи в синагогу, молись от души, учись в прохладе, – что тебе еще нужно в этом мире? Розовый мрамор? А если стены обычной известкой побелить – это что, большая драма?..

-Нет, про кур мечтать не грех, – возразили им другие. – Каждый человек хочет жить в покое и достатке, помогать беднякам и купить себе новый халат или шляпу. Но зачем он пустил в свою мечту еще и этого султана? Разве еврей может кланяться кому-то кроме Творца? А если заставляют, делай это плохо, грубо, как корова на льду. Иначе, знаешь, не только сто яиц, но и три миллиона настоящих серебряных динаров можно потерять, потому что еврей, если он действительно еврей, должен всегда помнить…

А что помнить – не сказали. Сами догадайтесь, а иначе вся эта сказка – не для вас…

 

Обсуждение