Тайный подарок

Сказки дедушки Менаше
Читать дальше →

">
Снимок экрана 2016-02-28 в 13.34.04

На  землях  вавилонских,  между  реками  Тигр  и Евфрат,  среди  персов  и  других  народов  жило много евреев. Хоть они и находились не на своей земле, а в изгнании, но старались селиться вместе. Когда свои рядом, легче учить Тору, или отыскать заработок, или сосватать сыну невесту.

Городок Кафри был невелик, но известен всему Междуречью. Здесь находилась ешива, во главе которой стоял большой мудрец, которого звали Мар Уква. Он был потомок Давида, повелителя нашего, и при дворе персидского царя занимал почетную должность «Реш галута», что означало «Глава еврейского изгнания». Если евреев притесняли, Мар Уква  отправлялся  в  столицу,  отстаивать  их  права.  Но  если евреям жилось спокойно, а такое тоже бывает, то Мар Уква с пер- выми лучами солнца становился на молитву, а потом отправлялся в ешиву, где учил других и учился сам до самого вечера.

У потомка Давида было еще одно занятие: он помогал беднякам. Иногда они приходили к Реш галута, а иногда Мар Уква отыскивал их сам, среди соседей. В последнем случае он предпочитал вручать деньги так, чтобы об этом не знал никто, и даже сам бедняк. Для чего это нужно? Чтобы не вгонять человека в краску: мол, ты не можешь прокормить семью, и все об этом знают. Поэтому Галаха, наш закон, советует в таких случаях делать «матан бе-сетер», тай- ный подарок.

Мудрецы Торы берегут каждую минуту. Утром, по дороге в ешиву, Мар Уква, оглянувшись, подходил к дому одного бедняка и клал на циновку, лежавшую у входа, несколько монет. Эти деньги были хорошей добавкой к скромным заработкам хозяина дома. Сам-то он занимался тем, что плел корзины на продажу, но делал это без особого умения и проворства.

Бедняк радовался подарку, но помнил, что это не единственная его надежда. Весь город знал, что жена Мар Уквы каждое утро печет много хлеба. Любой человек мог постучаться и, на вопрос: «кто там?» отвечал: «нет ли хлеба?» Тогда хозяйка приоткрывала дверь и протягивала большой свежий хлеб, не глядя, кому дает.

Бедняк, на циновку которого вместе с утренней росой выпадали монеты, был очень любопытен. «Кто мне их кладет?» – спрашивал он себя, загибая гибкую ветку ивы в основании будущей корзины.

«А вдруг это разбойник, деньги которого запачканы кровью и грехом? Или такой же, как я, нищий работяга, решивший давать дру- гим больше, чем себе?» В любом случае нужно понять, кто этот неизвестный друг, и, если что не так,  сказать ему «Спасибо, но не надо!»

Приняв такое решение, корзинщик спозаранку занял место в дальнем конце двора, следя, когда скрипнет калитка, и появится его  таинственный  друг.  Но  судьба  в  тот  день  улыбнулась  Мар Укве: он встал позже обычного и пошел прямо в ешиву, решив, что положит деньги на обратном пути. Бедняк выполнил двойную норму корзин, а тот, кого он ждал, все не появлялся.

В ешиве Реш галута тоже засиделся позже обычного. Супруга решила зайти за ним, чтобы убедиться, все ли в порядке. Мар Уква заверил ее, что сию минуту они вместе отправятся домой. Нужно сделать только небольшой крюк, – положить цдаку на порог бедняка, которого он не успел навестить утром.

Потеряв всякую надежду, корзинщик задремал, обнимая недо- плетенную корзину. Вдруг калитка скрипнула и в вечерней мгле он  разглядел  фигуру,  склонившуюся  над  порогом  его  дома.  В голове мелькнуло: «Ага!» Бедняк вскочил и побежал к Мар Укве, а тот, схватив жену за руку, от него.

-Стой, дорогой,  стой,  любезный  и  удивительный!  –  кричал корзинщик, прибавляя ходу. – Я только хочу пожать тебе руку!

-Не сейчас, в другой раз! – прошептал Мар Уква, сворачивая в проулок, чтобы сбить погоню со следа.

Но прыткий корзинщик не отставал, а проулок заканчивался тупиком. Справа потянуло чем-то теплым и знакомым. Супруги увидели двор булочника, где недавно пекли хлеб. Это делали в огромных глиняных горшках выше человеческого роста. На дне горшков разводили огонь, а стены облепляли кусками теста, которые после пропечки становились вкусными лепешками.

-Ну что, залезем? – спросил Мар Уква.

-Залезем! –  согласилась  жена.  Им  так  хотелось  исполнить заповедь «матан бе-сетер», тайного подарка, что они смело сту- пили  на  не  совсем  остывшие  угли.  Пока  корзинщик  занимался поисками, Реш галута приплясывал на углях – так горячо было его подошвам.

-Поставь свои стопы на мои, – предложила жена.

-А разве тебе не больно?!

-Немного, но все же не так, как тебе. Ведь я исполняю запо- ведь цдаки лучше, чем ты, поэтому моя кожа почти не болит!

-Как так? – удивился Мар Уква. – Что может быть лучше тайного подарка? 

– Если бедняк страдает от голода, ему лучше сразу получить готовую еду, чем идти с деньгами на базар. Разве не так? А я уже много лет раздаю утром хлеб всем нуждающимся, и среди моих булок наверняка есть много племянниц и тетушек тех лепешек, которые готовились в этой печи…

Сделав два круга по двору булочника, разочарованный бедняк отправился восвояси, а Мар Уква и его супруга, никем не узнанные, вернулись домой.

За ужином корзинщик расскал жене и детям о таинственном дарителе  и  погоне,  которая  закончилась  ничем.  Его  сыновьям эта  история  так  понравилась,  что  они,  когда  стали  взрослыми, начали играть в ту же игру: положат несколько монет на крыльцо бедняка, и бежать без оглядки. Правда, весело?..

Обсуждение